Безалаберность человека

В 1997 году Министерство геологии России поручило нашей морской партии провести детальную геолого-геоморфологическую съемку подводной части мыса Пицунда и прилегающего к нему района. Абхазия поистине благодатная сторона, но даже в этом краю пышной растительности, мягкого климата и прозрачного теплого моря мыс Пицунда выглядит редкостным оазисом. Трудно найти другое место на Черноморском побережье Кавказа, где так прекрасно сочетаются воздух, напоенный ароматом сосновой смолы, и широкий гравийно-галечный пляж, омываемый чистыми водами Черного моря.
Украшение мыса — реликтовая сосна. В нашей стране ее можно встретить еще только на побережье Геленджика и в Дивноморске, но там она не выглядит так внушительно, как в обширной пицундской роще, в которой произрастают около 28 тысяч деревьев.
Однако было время, когда над реликтовой сосновой рощей и галечными пицундскими пляжами нависла опасность. В 1969 году штормовые волны разрушили здесь вертикальную стенку набережной, с которой граничил пляж. Море подступило к отдельным зданиям пансионата, обрушилось на первые этажи.
Кто был виноват в бедствиях, причиненных разбушевавшейся стихией? Прежде всего сам человек, его недальновидность и активная хозяйственная деятельность, порой не учитывающая влияния местных природных факторов.
Море наступало на кавказские берега, а человек во многом помогал ему, хищнически забирая для своих нужд гравий, песок, гальку не только на всем протяжении рек, впадающих в Черное море, но и в зоне черноморского пляжа. Сейчас все это строго пресекается, но последствия бесхозяйственности дают о себе знать.
В недалеком прошлом море вместе с впадающими в него реками было активным строителем некоторых прибрежных районов. Так образовался и мыс Пицунда.

Кавказский берег

К северу и северо-западу от него протекают реки Бзыбь, Хашупсе и Псоу. Они ежегодно выносят в море десятки тысяч кубометров гравийно-галечного материала. Мощные волнения от западных румбов сносят гравий, гальку и песок в сторону мыса. К юго-западу от Мюссерских холмов (левобережье реки Бзыбь) издавна сложились благоприятные условия для накопления речных наносов. Миграция происходит здесь вдоль пляжа, в основном в его приурезовой части, захватывая незначительные глубины. Волны западных румбов встречают на своем пути вдольбереговое течение восточных румбов. Последнее в период штормов уходит от мыса Пицунда на юг, перпендикулярно к берегу. При этом течение частично гасится в вершине мыса. Происходит своего рода завихрение, и тут перенос гравийно-галечного материала сокращается. Большая часть его оседает в вершине мыса, а меньшая формирует пляж к востоку-северо-востоку от вершины.
Во время штормов от восточных румбов происходит обратное движение строительных материалов пляжа, но оно более слабое. Господствующее влияние остается за более сильными волнениями от западных румбов.
Сильные штормы с востока посещают Пицунду один раз в 6—8 лет. Они разрушают более узкую юго-восточную зону пляжа. Особенно сильно волновое воздействие проявляется в вершине мыса. Но есть еще волнения, порождаемые южными штормами. Это самые настоящие возмутители спокойствия. Именно они — тоже раз в 6 —8 лет — активно набрасываются на мыс, «съедают» его вершину. Правда, эти волны работают и как созидатели — они растаскивают строительный материал с мыса в стороны, «подкармливая» пляжи всего залива. Таким был шторм 1969 года.
Но что же способствовало особенно сильному разрушению пляжа в тот год?
Роковую роль сыграла опорная стенка, к которой примыкал пицундский пляж. Волны большой мощности катились по пляжу, доходили до стенки (вместо того чтобы продолжать свободный бег по обширному пляжу, постепенно отдавая энергию гравийно-галечному материалу), делали огромный всплеск и откатывались назад почти с такой же силой, с какой устремлялись на берег, унося в море массу гальки и гравия. Строители не учли главного: пляж—это самая лучшая естественная защита берега от разрушения; сокращая его ширину, мы тем самым способствуем размыву берегов.
Одно время во всем обвиняли каньон «Акулу» (название-то какое!). Споры вокруг него не утихают и сегодня. Но я, как подводник, много раз погружавшийся в пасть этой пресловутой «акулы», не считаю ее слишком зубастой. Да, несомненно, часть природного строительного материала, переносимого в направлении мыса Пицунда, оседала в вершине каньона и периодически сбрасывалась в глубины моря, но это лишь создавало равновесие в формировании Пицундского мыса. Природа при помощи каньона сдерживала излишне активный рост мыса.
Конечно, в какой-то степени в разрушении мыса на Пицунде виновны и природные условия — конфигурация линии берега оказалась благоприятной для размывания пляжа. Но, повторяю, основную роль в бедственном положении мыса Пицунды — и многих прибрежных районов Абхазии, страдающих «морской болезнью», сыграл человек.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий