Бушующее море

...Я проснулся от грохота. Что-то перекатывалось по верхней палубе. Скрежет и глухие удары гулко отдавались в тесном носовом кубрике водолазного бота. Катер сильно качало и дергало, в клюзе* с надрывом скрипела якорная цепь. Лежа я особенно сильно ощущал волнение — то проваливался, плотно прижимаясь к койке, то какая-то сила поднимала и пыталась выбросить меня из нее. Открытый иллюминатор захлестнуло, и меня окатило соленой водой. Чертыхнувшись, задраил иллюминатор, плотно поджав заглушку. Не одеваясь, в резиновых шлепанцах и плавках я поднялся на верхнюю палубу через открытый люк.
Здесь было тепло. Вдали, на берегу, под редкими электрическими фонарями спал поселок. Доносилось могучее дыхание прибоя. Грохот на боте отвлек от созерцания моря и берега. По палубе катался пустой бидон из-под краски. Положил бидон в шлюпку, закрепил его, проверил крепление шлюпки. В кормовой части катера закрепил водолазный трап и водолазные станции, потравил якорь-цепь и снова спустился в кубрик.
Лег на сухую кровать. Катер с вытравленной якорной цепью уже не был таким прытким на нежданно пришедшей ночной зыби. Но как я ни пытался уснуть, сон не шел. Снова пошел на верхнюю палубу. Открыл камбуз и поставил на газовую плитку чайник. В ожидании пока закипит вода, я бросил на сухую палубу фуфайку, устроился на ней и погрузился в созерцание звездного неба. Незаметно подкрался сон. Проснулся от утренней прохлады. Светало. Ветра не было, но зыбь усилилась. Мысль о чайнике подбросила меня. Как ошпаренный я метнулся на камбуз. К счастью, на донышке еще бурлила вода.
Захлопали двери. Из водолазного поста один за другим вышли трое крепких парней, потягиваясь после сна.
— Пожевать бы чего-нибудь,— высказался Витька Васильев, двадцатипятилетний неунывающий парень с неизменным зверским аппетитом. Способный водолаз, но с ленцой.
— Не успел проснуться, а уж к ложке тянется,— ответил тридцатилетний старшина водолазной станции Валерий Дудин, обращаясь больше к своему одногодку и другу Анатолию Крылову.
Перекинувшись шутками, водолазы устремились через фальшборт в теплую зыбь моря. С удовольствием искупался и я. Потом, используя кранец, приспущенный за бортом, улавливая крен катера на зыби, мы по очереди поднялись на палубу.
Степаныч — немолодой капитан бота, молчаливый, внешне суровый, а в сущности добрый человек—уже связался с базой по радио. База давала штормовое предупреждение.
Мы быстро позавтракали и начали демонтировать кран-площадки. Их надо было отвести от прибрежного мелководья, где особенно опасна штормовая волна. Работу завершили к полудню, кран-площадки надежно поставили на якорь на открытом рейде, вдали от берега.

Клюз —отверстие в палубе и надводной части борта для пропуска якорной цепи или троса.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий