Как разворачивалась трагедия

Воспоминания оборвались. Тревога за друга, как физическая боль опять обожгла сердце. Корнев поднял телефонную трубку чтобы вызвать оператора. Почему-то к аппарату долго не подходили. Через минуту он наконец услышал в наушниках взволнованный голос молодого водолаза.
— Владимир Александрович! Налетел шквал, «убился» швартовый конец с кран-площадки, остропленная под водой плеть трубопровода оборвалась, легла на грунт и зажала Тихонову шланг-сигнал. Связь с Тихоновым нормальная, его самочувствие тоже.
вот оно, навязчивое чувство тревоги! Корнев сразу понял, какая опасность нависла над его другом.
Оператор, находившийся у декомпрессионной камеры, дополнительно сообщил:
— Катер сильно развернуло ветром, Виктору вытравили полностью шланг-сигнал, который уже испытывает перегрузки. Возможен обрыв, телефонная связь пока хорошая.
«Да, Виктор оказался в более сложной обстановке, чем я тогда, под днищем судна. Сейчас его прижало к трубопроводу. Виктор даже не сможет обрезать шланг-сигнал, чтобы потом на связанном сигнале мы выбрали его на поверхность... Можно было бы рискнуть и послать на помощь Сашу Александрова, находящегося под водой на режиме рабочей декомпрессии. Но длина шланг-сигнала на обеих водолазных станциях одинаковая. У Саши не хватит сил, чтобы добраться к Виктору... Главный двигатель водолазного бота использовать тоже невозможно—ветровая нагрузка на борт бота не позволит совершить маневр подработки двигателями... А человеку на глубине очень плохо, необходима срочная помощь. Сейчас, несомненно, помог бы ушедший в порт второй водолазный бот. С помощью тяжелого снаряжения и силового оборудования, находящихся на его борту, все можно было бы решить просто и быстро. А что сейчас? Комплект автономного снаряжения? Но он рассчитан на погружение до 40 метров, а Виктор находится на шестидесятиметровой глубине. Да и кто из водолазов пошел бы с аквалангом? На боте их трое, они обеспечивают нам с Сашей режимы декомпрессии и вместе с командой бота борются за безопасность Виктора. Двое из них—молодые, неопытные парни, а третий — Борис Свиридов, командир спуска,— недавно перенес тяжелую декомпрессионную болезнь, под воду ходить пока не может».
Так размышлял Корнев, водолазный специалист, руководитель водолазных работ, слово которого было законом для водолазов. Товарищи уважали его за справедливость, принципиальность, неутомимость в работе, верность закону водолазного братства. Корнев всегда находил выход из самых сложных ситуаций. Вот и сейчас он лихорадочно искал путь к спасению друга.
И нашел его. Он позвонил Борису:

Читать продолжение

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий