Ксенофоры

Эта группа относится к классу брюхоногих моллюсков, называемых также улитками. Ксенофоры сами занимаются украшением своего «дома». Их странные привычки настолько характерны, что отражены в названиях этих моллюсков практически на всех языках. Так, их научное название «ксенофоры» означает по-гречески «несущие чужое». По-английски и по-немецки их называют «раковинами-носильщиками». Японцы называют один из наиболее известных видов семейства — Кумасагагай, что значит раковина Кумасаги. Кумасага — имя знаменитого персонажа японских сказок, грабителя, то есть в вольном переводе японское название значит «раковина-воришка».
Ксенофоры — небольшое семейство, насчитывающее около 30 видов, живущих во всех океанах, за исключением Северного Ледовитого. Большинство видов семейства обитает в тропической зоне. Внешний вид ксенофор необычен, часто раковина выглядит, как непонятно чем скрепленная куча хлама, состоящего обычно из створок двустворчатых моллюсков, пустых раковин улиток, песчинок и камешков. Встречаются, впрочем, и довольно экзотические для моря предметы — например, кусочки каменного угля. Внимательно присмотревшись, можно заметить, что все эти предметы аккуратно прикреплены к раковине и расположены в определенном порядке. При этом, чем крупнее моллюск (а ксенофоры достигают размеров 15 см и более), тем большего размера предметы встречаются на его раковине. Почти все ксенофоры налепляют на себя посторонние предметы, однако в пределах семейства можно найти виды со всеми переходами — от чистой раковины к раковине сплошь облепленной. Можно предположить, что эти переходные формы отражают историю эволюции ксенофор, пошедших по пути преобразования своей раковины с помощью подручных средств.
Единственным видом с совершенно чистой раковиной оказывается японская ксенофора. Следующей в этом ряду располагается звездчатка солнечная, которая только в юности прикрепляет к раковине крошечные камешки. У взрослых экземпляров звездчатки эти «грехи молодости» видны на самом верху, то есть на наиболее старой части раковины (раковина растет всю жизнь, причем новые надстройки появляются внизу, у устья). Другие виды прикрепляют к раковине инородные предметы в течение всей жизни. Бывает, что вкусы моллюска меняются с течением времени. Например, ксенофора бледноватая в молодом возрасте собирает камешки, а позже — раковины брюхоногих моллюсков.
Такие привычки ксенофор давно снискали им популярность у коллекционеров и привлекают пристальное внимание ученых, занимающихся моллюсками — малакологов. Надо сказать, что ксенофоры в определенном смысле отплатили ученым за внимание довольно неожиданным образом. Ксенофоры, которые очень удачно были названы «первыми коллекционерами раковин», часто собирают и прикрепляют на свою раковину очень редкие и подчас неизвестные ученым виды брюхоногих моллюсков. Особенно этим славится уже упомянутая ксенофора бледноватая — среди прикрепленных к ней раковин оказалось три новых для науки вида брюхоногих моллюсков, которые ранее малакологам не попадались.
Долгое время интересные особенности ксенофор не находили объяснения у ученых. В последнее время стало ясно, что необычный облик тесно связан с образом жизни моллюска.
Строительство такого сложного «домика» — процесс непростой и длительный. Ксенофоры, найдя подходящий предмет (как уж они его выбирают — пока еще неясно), охватывают его ногой, устанавливают в требуемое положение и прикладывают к раковине. Нога выделяет жидкость, которая, постепенно затвердевая, прочно цементирует предмет к раковине. Для того, чтобы укрепить среднего размера камешек, моллюску требуется около 10 часов. Это было прослежено при содержании ксенофор в аквариуме. При этом моллюск все время держит камень ногой. Естественно, что столь сложный процесс, который к тому же регулярно повторяется по мере роста моллюска, не может быть просто «хобби», а должен быть связан с жизненными потребностями моллюсков. Как уже говорилось, предметы располагаются не хаотично, а в строгом порядке. Разные виды укрепляют их по-разному, но в подавляющем большинстве случаев все они прикрепляются по нижнему краю раковины таким образом, что раковина лежит на дне, опираясь на прикрепленные предметы. При этом устье раковины, то есть отверстие, через которое высовывается сам моллюск, оказывается приподнятым над дном. Наблюдения над ксенофорами в аквариумах показали, что эти животные малоподвижны и большую часть суток проводят полностью или отчасти втянутыми в раковину. Лишь изредка моллюск высовывается и начинает соскребать находящейся на языке теркой (длинной эластичной лентой с многочисленными зубами) микроскопические водоросли, растущие на субстрате под раковиной. В этот момент животному некого опасаться — вцементированные камешки и раковины надежно охраняют ксенофору с боков, а сверху замаскированную раковину почти невозможно разглядеть. Таким образом, в результате всех трудов ксенофора имеет не только защитную раковину, в которую можно втянуться и переждать опасность, но и маскирующее укрытие из посторонних предметов, служащее в период кормежки. Страсть ксенофор к маскировке заставила их выработать еще одну уникальную для беспозвоночных особенность поведения — чтобы не оставлять даже химических следов своего присутствия, они закапывают свои испражнения. Такая «кошачья» привычка характерна обычно лишь для некоторых млекопитающих.

Необычное строение раковин ксенофор

Хорошо замаскированная и укрепленная раковина в определенные моменты, однако, доставляет ксенофорам существенные неудобства. Когда под раковиной кончаются водоросли, моллюску приходится перемещаться на новое место. Подавляющее большинство брюхоногих моллюсков ползает на своей ноге, держа раковину на спине. Трудно представить, чтобы такой способ движения был возможен для ксенофор, которым пришлось бы нести на спине очень тяжелое и громоздкое сооружение, цепляющееся за дно всеми своими выростами. Поэтому ксенофоры вынуждены были выработать весьма своеобразный «переваливающийся» способ передвижения. Вначале ксенофора далеко высовывает ногу и продвигает ее вперед, затем приподнимает раковину и дает ей съехать в сторону ноги. Такими рывками моллюск постепенно передвигается вперед, а найдя подходящее «пастбище», вновь надолго останавливается.
Такой образ жизни ксенофор легко объясняет все особенности строения раковины, наличие «собирающих» и «не собирающих» предметы видов. Так, японская ксенофора может ничего не прикреплять к раковине, поскольку по нижнему краю ее проходит выступ, приподнимающий раковину над дном. Звездчатка солнечная приклеивает к себе крошечные камешки в самом раннем возрасте, когда край раковины довольно ровный.
Позднее на раковине отрастают собственные выросты, приподнимающие ее над грунтом. Ксенофора бледноватая в раннем возрасте прикрепляет к раковине легко находимые вокруг камешки, размера которых вполне достаточно, чтобы приподнять раковину. Однако чем старше становится моллюск, тем большего размера нужны камни, и, наконец, наступает такой момент, когда собирать камни становится уже невыгодно — они должны быть слишком большими и раковина становилась бы такой тяжелой, что ее уже не сдвинуть. Тогда ксенофора вынуждена искать более легкие предметы такого же размера. Раковины брюхоногих моллюсков лучше всего отвечают таким требованиям: при значительных размерах они полые внутри и имеют сравнительно небольшой вес. Подходят также тонкие, но прочные выпуклые створки двустворчатых моллюсков. Ракушки моллюск укрепляет так, чтобы их наибольшая длина строго совпадала с радиусом собственной раковины — это позволяет сильнее приподнять раковину над дном. Такие требования ксенофоры заставляют ее тщательно выискивать материал для своей конструкции, иногда недостаток подходящих пустых ракушек на дне вынуждает ксенофору собирать раковины с живыми моллюсками внутри. Конечно, удержать в процессе цементации, да и поймать такие раковины гораздо труднее, чем пустые.
Пока невозможно еще достоверно объяснить все «причуды» ксенофор, в том числе и черту, присущую многим видам, в особенности ксенофоре бледноватой. Этот вид может прикреплять к себе самые разнообразные предметы, но на каждой раковине встречаются только одинаковые — или створки двустворок, или раковины улиток, причем очень часто только одного вида. Ксенофоры явно предпочитают определенные объекты, результатом чего оказывается очень красивая и симметричная раковина. К сожалению, само животное не может видеть плоды своего труда, ведь моллюск не может высунуться из-под раковины и взглянуть на нее, да и особенности его зрения не позволили бы сделать это.
Тайны такого «эстетического подхода» ксенофор еще ждут своих исследователей.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий