Люди самого крепкого здоровья

Считается, что водолазы — люди самого крепкого здоровья. Так оно, видимо, и есть, когда молодые парни попадают в учебный отряд, в водолазную школу ВМФ. Закончив курс подготовки и отслужив на военном флоте водолазами, они составляют основной костяк пополнения подводников в народном хозяйстве. Да, молодые водолазы полны здоровья и оптимизма. Но годы тяжелой работы расшатывают их здоровье. К сорока годам многие уже не проходят строгую ежегодную водолазную медицинскую комиссию. В медицинских же отчетах обычно фиксируется, что работающие водолазы редко обращаются за медицинской помощью. Это действительно так, но разве можно сбрасывать со счетов тех бывших водолазов, кто по состоянию здоровья был вынужден переквалифицироваться?
Вот и получается, что по медицинской статистике водолазы вообще не болеют, разве только изредка схватывают простуду. Но это заслуга не столько медицинского надзора, сколько медицинского отсева. А я уверен, что люди этой трудной и такой необходимой для общества профессии заслужили к себе не меньше внимания, чем летчики и космонавты!

Сильные и смелые ребята-подводники
...Работая на анапском глубоководном выпуске, я получил сотрясение мозга, а когда вернулось сознание, почувствовал что-то неладное со зрением. Скоро зрение восстановилось, но боль в затылке и тошнота не оставляли. Пришлось ложиться в больницу.
После двадцатидневного отдыха я снова был на водолазном боте. Быстро обрел спортивную форму, правда, изредка побаливал затылок, а потом и эта боль прошла. Помогали и постоянные спортивные тренировки. Спорт — мой верный спутник и надежный лекарь. Я уже обрел прежнюю силу и уверенность в себе. И тут снова нежданная осечка. На строительстве новороссийского глубоководного выпуска произошел взрыв. Пострадал я один. Сильно обгорели лицо, шея, волосы. Веки склеились.
Потрогал глазницы и ощутил липкость на том месте, где были глаза.
Я забыл про боль, меня охватили отчаяние, безысходность. На какое-то время все стало безразлично. Я не слышал голосов друзей, стоял и качался, обхватив руками свою обожженную голову. Но воля, видимо, все-таки сильна в человеке, и на этот раз она мне помогла сломить отчаяние. Превозмогая боль, попробовал расклеить пальцами липкие веки. Удалось! Яркий солнечный свет буквально пронзил меня, и радость захлестнула все мое существо. Я смеялся. Со стороны могло показаться, что человек сошел с ума. А я видел солнечный свет!
Когда возбуждение прошло, я отдал распоряжения по работе и, оставив товарищей в полном недоумении, уехал на дежурной машине в больницу. Только там я понял, каким ужасным было мое лицо: девушке-практикантке медучилища стало плохо при моем появлении.
Медицинская помощь была оказана грамотно и своевременно. С обмотанной бинтами головой меня отвезли домой, так как я отказался ложиться в больницу.
Дети в нашем дворе прозвали меня Фантомасом, а моя жена, горько поплакав, стала моим надежным лекарем. И сын тоже помогал мне выздоравливать. Часто навещали друзья. Дома я ходил без повязки, надевал только легкую марлевую маску, чтобы не пугать близких. Шрамов на лице не осталось. Постепенно отросли волосы, брови и ресницы, а главное — со зрением все было благополучно.
И вот я снова на работе. С увлечением работал и не ожидал той опасности, которая меня подстерегала. Однажды я почувствовал перед глазами туман, голову стало сжимать стальным обручем. Пришлось обратиться к врачу, и он убедил меня оставить водолазную работу.
С душевной болью покидал я профессиональный мир водолазов...

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий