Мать-природа

Вспоминается первый день в Благовещенской. Мы выехали на берег моря, в район проведения подводных работ Когда мы вышли из машины, день угасал. Только легкий, чуть слышный шелест золотистых песков нарушал тишину. Загорелась первая вечерняя звезда, и бледный месяц смотрел в потемневшую гладь моря.
Хотелось молча наслаждаться природой. Думалось только о хорошем. Вскоре ребята уехали, а я остался один и решил вернуться в лагерь пешком. Черной кошкой неслышно подкралась ночь. Одиночества не было. Меня окружал мой верный друг — Природа. В эти редкие встречи мы открываем друг другу тайны, которые неведомы другим. Радость и бодрость вливаются в меня.
На следующий день море штормило, но мы подробно знакомились с обширным районом предстоящих работ. Рекогносцировка прошла по-деловому, с пользой. Наметили будущие подводные маршруты, разбили район работ на секторы согласно предполагаемым геологическим особенностям района. Из-за мелководности прибрежной зоны шельфа методику работ нам, подводникам, пришлось изменить.
Маршруты велись с точечными погружениями через установленные интервалы, а порой от точки к точке геолог-подводник проходил (проплывал) под водой. Маршруты с такими погружениями сильно увеличивают нагрузки на подводника. При частых погружениях нарушается работа вестибулярного аппарата. При выходе из моря подводник испытывает головокружение и озноб. Через два-три дня производительность его снижается, ослабевают защитные свойства организма. Нередко подводники даже летом болеют простудными заболеваниями, жалуются на боли в ушах.

Этот удивительный подводный мир

Я с самого начала был противником подобной методики. Геологам же хотелось «покрыть» обработкой при помощи точечных погружений большую площадь (мне тоже этого хотелось). Я предложил изменить методику проведения подводных исследований, но настаивать не стал, решил дать им возможность убедиться «в плохих вкусовых качествах непропеченного пирога». Через неделю все меня поддержали, и мы вернулись к апробированной методике, по которой работали раньше на Большом Утрише.
Мы продолжали свои работы сравнительно недалеко от станицы Благовещенской, по береговой линии в направлении Железного Рога. Подводные маршруты проходили и над подводной банкой «Мария Магдалина», которая находится в нескольких километрах от берега. Небольшая глубина над банкой делает это место опасным для судоходства и рыбной ловли. Рыбаки часто портят здесь свои сети. А нас оно заинтересовало выходом коренных пород. Встреча с «Марией Магдалиной» не обошлась без казусов. Однажды вахтенный штурман с «Морского геолога» пренебрег створными знаками на берегу и посадил судно на мель. К счастью, грунт в том месте не был скальным и корпус судна не пострадал. Не потребовался даже буксир-спасатель, снялись с банки своими силами.
Кстати сказать, многие суда античного времени нашли именно на этой банке свою последнюю стоянку. Опытный глаз подводника находит следы их гибели и сегодня. Правда, время и море беспощадны, особенно на мелководье, но подводник-археолог при тщательном поиске может найти здесь немало интересного...
Наша работа в районе Железного Рога и Тамани имела рекогносцировочный характер. О присутствии в этих местах железной руды говорят только древние копи, но руда истощилась, и теперь лишь обрывистые берега привлекают иногда внимание металлическим блеском, оправдывая название Железный Рог.
На незначительных глубинах в этом районе можно увидеть удивительные гипсовые розы, а ближе к Тамани, в крутых глинистых морских берегах, встречаются культурные слои — свидетели некогда существовавших поселений, теперь скрывшихся под водой.
Земли в этих местах безлесные, с частыми солончаками и с редкими колодцами пресной воды. Много оврагов, выходящих своими руслами к морю. Иногда мне, подводнику, приходится испытывать горечь при погружении в когда-то интересные места, где 20 лет назад воды были чистыми, полными жизни.
Двадцать лет — мгновение для планеты, но для нашего человека — это годы упорного созидательного труда. За эти годы наш народ немало сделал для того, чтобы жизнь нашего и грядущих поколений российского народа была счастливой. Но, активно изменяя природу, преобразовывая ее для своих нужд, мы не должны наносить ей глубоких ран, лишать жизни и обезображивать лик Земли. Потому что, поступая так, мы тем самым обкрадываем самих себя. Еще почти 150 лет назад замечательный русский поэт Ф. И. Тютчев, восставая против вульгарных механистических представлений о природе как о бездушной машине, писал:
Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик —
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык...


Мы—дети Матери-Природы — всегда должны помнить, что природа—сложный и хрупкий организм, что богатства ее небезграничны. Мы уйдем, но будущим поколениям людей мы обязаны оставить природу богатой и красивой.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий