Минуты отдыха

В тихий солнечный полдень, когда я пошел под воду, подо мной с первых же метров погружения открылся погибший лайнер — с рангоутом, надстройками и обвисшим такелажем, заросшим многолетней паутиной живых водорослей. Над пароходом и в его отсеках мирно плавали рыбы. Трюмы-колодцы, уходящие в черную глубину, были открыты. Вниз спускались ржавые, перепутанные между собой тросы. В верхних ярусах судна виднелись большие ящики, поддерживающие, как распорки, проржавевшую палубу. В некоторых твиндеках* я натыкался на мешки с мукой. Позднее мы один из них подняли на борт «Вайгача» и были удивлены: из муки кроме верхнего слоя, прилегающего к мешковине, можно было выпекать хлеб! А ведь эти мешки пролежали в соленых водах Кольского залива пятнадцать лет!
...Я бродил по палубам и каютам, и теперь лишь одиночные рыбы, недовольные моим вторжением в их обжитые места, храбро проплывали вблизи шлемового иллюминатора, нехотя уступая свое жилище непрошеному гостю.
Осмотрев помещения и трюмы, я вернулся на верхнюю палубу и медленно поплыл к баку, наблюдая за фантастическим миром. Проверил чистоту шланг-сигнала, хорошо провентилировался и запросил подъема. Поднимался медленно. Отсидев положенное по режиму декомпрессии время, с удовольствием поднялся в светлый мир зеленых берегов и голубого неба.
На сегодня погружений уже не предвидится, а завтра придет кран, и начнется работа по подъему ящиков с оборудованием.
С охотой и подробно рассказал товарищам о результатах осмотра. День клонился к вечеру. Поужинав, мы собрались на просторном юте**. Виктор Поташов, ленинградец, радист и мой закадычный друг, включил радиоприемник. И вольная песня поплыла в вечерней тишине над заливом, над зеленью гористых берегов, радующихся теплу короткого полярного лета. Как и я, Виктор любил русские песни и его душа как бы сливалась с идущим от песни простором.
С удовольствием слушали мы стихи Юрия Якунина—нашего корабельного поэта, а другой хороший парень, Рудик Волков, исполнил под свою старенькую гитару простые и столь привлекательные ивановские частушки; его кудрявая рыжая шевелюра вздрагивала под ритмы развеселой мелодии.
Да, удивительные ребята служили на «Вайгаче».
Они умели и работать и отдыхать, а надежность их плеч мне самому пришлось испытать, и не раз. В этот памятный вечер у всех на корабле было хорошее настроение, и еще долго слышны были песни, веселые разговоры и задорный смех. Мы отдыхали... И конечно, я не ведал о том, что уже через несколько дней благодаря своим друзьям вернусь из очередного подводного плена...

* Твиндек — межпалубное пространство, где располагаются грузовые помещения, каюты и пр.
** Ют—кормовая часть верхней палубы.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий