Моторка против шторма

Случилось это лет десять назад. Море было спокойным уже второй месяц. Даже «полуденка» не искажала его зеркальной глади. Вода прогрелась до 27 градусов и была противно теплой, не приносящей прохлады. Над раскаленными скалами колыхалось марево; к полудню все предметы и очертания включились в этот, казалось, нескончаемый заунывный танец. Бледное небо с медленно ползущим по нему солнцем выглядело недобрым. И ночь не забирала усталости у измученного тела. Так проходили дни и ночи.
Но вот однажды к вечеру море внезапно потемнело, горизонт скрылся за огромной косматой черной тучей, подсвеченной дальними зарницами. Надвигалась непогода.
Группа подводников, проводившая картирование берегового склона, переправляла оборудование и снаряжение из района работ на базу отряда. Осталось перевезти акваланги. Это дело поручили Валерию Круглову — отчаянному малому, весельчаку и мастеру на все руки. Валерий отправился в этот рейс один, полагая, что его легкая моторная лодка выиграет от этого в скорости, а значит, и во времени. Добрался до пляжа, где находились акваланги, перетащил их в лодку. Взревел мотор. До базы было полчаса быстрого хода. В непогоду быстро плыть среди скал, по мелководью, опасно.
Темнота упала неожиданно. Ветер, такой долгожданный несколько часов назад, наконец-то вырвался из-за тучи и взбурлил море. Гнетущую тишину берега заполнили залпы прибоя.
Маленькой лодке трудно было тягаться с метровыми волнами, шеренгами наступавшими на берег. Пока ее нос встречал волну, еще можно было бороться. Но вот на берегу замелькали огоньки — это друзья Валерия зажгли фонарики и факелы, указывая ему расположение базы. Надо поворачивать к берегу, а значит, подставить волнам корму, самое уязвимое место любой моторной лодки.
Валерий понимал опасность своего положения. На что же надеялся смельчак? Конечно же на удачу, подкрепленную стойкой волей и богатым опытом плавания по коварному мелководью. Если ему удастся проскочить на гребне волны естественный барьер, отделяющий бухту от моря,— он выиграл.
Держа руль одной рукой, Валерий надел акваланг, из тех, что лежали на дне лодки, повесил на шею полумаску, укрепил на поясе дыхательную трубку. Все! Теперь он готов к поединку с морем. Выбрав момент, дал полный газ, уверенно развернул лодку по волне и, оседлав ее гребень, помчался к берегу. Лишь бы подольше продержаться на гребне...
Однако только в плохих фильмах герой выходит сухим из воды в подобных передрягах. Мотор чихнул и заглох — вода залила его свечи, и парень почувствовал, как он вместе с лодкой проваливается в ложбину между водяными валами. Через несколько секунд он оказался в бурлящем потоке.
Громада волны захлестнула его, подмяла под себя. Он не стал сопротивляться. В гидрокостюме ушел на глубину, а потом сильным рывком поднялся наверх. Вспышка молнии осветила море, на мгновение Валерий увидел торчащий из воды нос перевернутой лодки (воздушный отсек не давал ей сразу утонуть). Он всплыл метрах в пяти от нее и в первое мгновение инстинктивно рванулся к этому единственному предмету, способному удержать его на поверхности. Но, как профессионал, тут же понял: лодка не спасет, не защитит от ударов о скалы.
Неожиданно он вспомнил, что слева от него, в береговом обрыве, есть карстовая пещера — воздушный «мешок» с высоким сводчатым потолком и боковыми «карманами». Попасть в нее можно лишь по узкому подводному каньону. В свое время он с товарищами обнаружил эту потайную пещеру, исследуя подводный береговой склон. И вот теперь нужно было рискнуть— найти каньон, а по нему пробраться в пещеру. В ней можно переждать шторм — летом он редко бывает продолжительным.
Валерий не знал, что творится в пещере при такой ярости моря, но сейчас главное — найти вход в каньон. Вспышка молнии в очередной раз разорвала тьму, на мгновение выхватив из мрака хаос прибрежных камней, и волны понесли его прямо к береговому обрыву.
На рывке ушел под воду, стало тише, установилось дыхание—легочный автомат акваланга работал хорошо. Но волны и здесь доставали его —мощный поток нес к скалам. Выставил вперед руки —и сильный удар, резкая боль в руке, отбросило назад и снова швырнуло вперед, ударило затылком о скальный выступ... и внезапно все стихло.
Темнота кругом, но он чувствовал, что находится на поверхности воды. Прекратились свист ветра, волновая болтанка, удары грома, но слышались иные звуки — хриплые вздохи с посвистом, глухое сопение, хлюпанье, мерные тупые удары. Пещера?
На миг показалось, что он не один, что будто где-то в глубине пещеры спит сказочный дракон, большой и страшный. Усилием воли Валерий заставил себя успокоиться — это дышала пещера.
Пересиливая боль в руке, медленно поплыл в неизвестность. Где-то в глубине пещеры должен же быть пляж из гальки и валунов, пусть крохотный! Наткнувшись на стену, поплыл вдоль нее, и наконец ласты коснулись грунта. Осторожно, ощупью продвигался он в темноте, выполз на сухие камни, перевернулся на спину, снял акваланг, сбросил полумаску и, обессиленный, растянулся на валунах. Тяжело вздыхал грот, в теплом воздухе пахло водорослями и гнилью. Тело не ощущало холода. По сравнению с тем, что творилось в открытом море, здесь было даже по-своему уютно, и Валерий уснул.

Читать продолжение

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий