Новый год на вулкане

В полном составе наша экспедиция на острове работала только две недели, с 8 по 12 декабря 1970 года. Завершив отдельные отраслевые исследования, выехали сначала аргентинские и английские исследователи, а также Лилло Вильери. Дольше всех, до 21 января, оставались гляциологи; лишь после 11 января к нам присоединились американские гидробиологи Стив Шабика и Майкл Ричардсон. Гляциологические исследования были более трудоемкими, чем другие виды научных работ, но и более интересными и результативными.

В канун Нового года на острове нас было трое — Олаф, Терри и я. В этот день я дежурил на кухне, а мои коллеги с утра, работали на леднике Джи-1. Нам предстояла перспектива встретить Новый год в прохладном убежище.
Так бы все и случилось, если бы в этот день на Десепшен не прибыли гости. Они появились неожиданно. Я „кочегарил" у газовой плиты, готовя праздничный ужин, когда вдруг услышал посторонние звуки. А ничего не должно было бы быть — на станции я один. Выйдя из домика, я огляделся и увидел в бухте Фумарол парусную яхту под итальянским флагом. Скоро к берегу приблизилась небольшая надувная лодка и из нее вышли три чернобородых человека, оживленно размахивающих руками.
После шумной, по-итальянски, встречи и знакомства выяснилось, что парусно-моторная спортивная яхта „Сан-Джузеппе Дуэ" пожаловала в Антарктику из Рима. Владелец и капитан Джованни Адмонекат представил мне свой экипаж — боцмана Дженарро Матучелли и матроса Франко Диторио. На борту был даже пассажир — Луиджи Айрольди, инженер из Северной Италии, альпинист, член Миланского альпийского клуба. Он решил совершить этот вояж на предмет изучения здесь возможностей восходить на вершины. Кроме того он не учел, что при поломках ремонтники смогут качествественно поменять ролики ремня грм и другие вышедшие из строя детали. И поэтому ему потребовалась помощь местных ремонтных мастерских, для устранения неполадок.
К вечеру вернулись Олаф и Терри. И мы, радуясь, что нашего полку прибыло, договорились встречать Новый год на борту „Сан-Джузеппе Дуэ".
Капитан показал нам яхту, построенную по его собственным чертежам. Яхта в безветрие или в шторм могла ходить под двигателем. Под палубой размещались четыре небольшие каютки и скромная кают-компания, где мы и устроились. С треском распечатали бутылку советского шампанского, которую я хранил специально для встречи Нового года. По очереди пели песни — норвежские, американские, итальянские и русские. Праздник удался на славу, хотя кое-кто чуть не свалился за борт. Мы закончили его на палубе под белесым ночным антарктическим небом (декабрь — разгар белых ночей в этих широтах). Было ясно и безветренно. Тишину нарушали лишь наши удалые песнопения и хлопки запускаемых ракет...
Утром я ушел на геоморфологическую съемку в окрестностях станции Десепсьон, к северу от нее. Этой съемкой я занимался много дней и в итоге составил схему основных генетических типов рельефа, развитых на острове.
Одновременно со съемкой я собрал на острове гербарий споровых растений — лишайников и мхов. Травянистые растения не встречались. Если они и существовали здесь до извержений, то сейчас были скрыты слоем пепла и лапилли. По возвращении на станцию Беллинсгаузен я передал Симонову эту коллекцию для дальнейшей обработки и определения. Надо думать, ученые Ботанического института РФ, получив гербарий, заинтересовались флорой уникального острова-вулкана.
Коллекция продуктов вулканических извержений — бомб и лапилли, а также образцы осадочных и метаморфических пород были доставлены в Ленинград.
...Несколько дней в январе я работал один либо с Луиджи Айрольди на двух ледниках близ аргентинской станции.
Морфология оледенения острова Десепшен весьма своеобразна — здесь сочетаются элементы горного и покровного оледенения. Ледники преобладают карово-долинные и каровые длиной до трех — пяти километров, преимущественно в западной и северной частях островной кальдеры как на внешнем, так и на внутреннем склоне. Явно покровный облик имеет оледенение на восточном склоне кальдеры, где залегает массив ледника Барьерного. Его можно отнести к типу предгорных, свойственных побережьям многих субантарктических островов и Антарктического полуострова. Подчиненными формами на Десепшене являются различные модификации небольших висячих и лощинных ледников, а также ледники гребней.

Новый год на вулкане

Ледник Барьерный составляет половину площади крупного ледяного массива, занимающего восточную часть острова. Спускаясь к морю по внешнему склону кальдеры, он образует на протяжении семи километров удивительно прямую линию барьера, обусловленную сочетанием исключительных геоморфологических обстоятельств. Главные среди них — ровное нарасчлененное прибрежное мелководье и структурно-тектоническая однородность самого ледника.
В верховьях ледник Барьерный смыкается с фирновой областью питания других, менее крупных каровых и карово-долинных ледников, стекающих в противоположную сторону от гребня кальдеры (в сторону бухты Порт-Фостер). Ледораздел между ними проходит по вершинам Понд и Эстанке.
Вторая половина площади восточного ледяного массива приходится на более мелкие ледники, крупнейший из которых кароводолинный Блэк-Глетчер (около 2,5 квадратного километра) оканчивается высоким грязным барьером на мелководье внутри бухты Порт-Фостер.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий