Ныряние в грот

...Однажды в районе поселка Джонхот я надел мокрый гидрокостюм, ласты, полумаску и трубку, подогнал грузы под незначительную плавучесть, взял нож подводного пловца и отправился к знакомым подводным скалам. В редкие дни отдыха я очень люблю длительные заплывы в открытой акватории. Люблю нырять на глубины активной прибрежной жизни моря —10, 15 и 20 метров. Наблюдения веду без акваланга — он отпугивает морской «народец» свистяще-хрипловатыми звуками и пузырьками воздуха. Увлеченный чудесами подводного мира, я забываю о времени. И только усталость от частых ныряний напоминает, что пора возвращаться на берег. Если вода теплая, нахожусь в ней без перерыва по шесть—восемь часов. Поэтому всегда беру с собой что-нибудь из еды, чаще сгущенное молоко, которое заметно восстанавливает силы и помогает еще какое-то время предаваться любимому увлечению — подводным встречам с неизвестными или со старыми знакомыми, живущими в тихих глубоководных гротах.
Подводные домоседы после нескольких встреч перестают бояться меня и даже принимают угощения. Это обычно горбыли, живущие в гротах на глубинах от 12 до 20 метров. Забавная, очень любопытная рыба. Своей манерой подсматривать она напоминает мне веселое лесное существо — белку.
Обычно в такие путешествия я отправлялся один, выбрав заранее мало посещаемое людьми место. В тот раз я не изменил своему правилу. Правда, с вечера что-то нездоровилось. Но у меня свои методы лечения. Летом — море, а зимой при любом состоянии тела и духа утром и вечером окатываюсь по пояс холодной водой. Эта многолетняя привычка стала каждодневной потребностью.
Я плыл не спеша, наблюдая за суетой мелких рыбок. Глубины были не больше пяти-шести метров. Изредка нырял, заметив что-нибудь интересное. Я не спешил уходить глубже — необходимо было «расплаваться». Иногда неожиданно появлялось желание возвратиться на берег, но эта внутренняя тревога быстро исчезала. Минут через 40—50 море с его живыми красками полностью завладело мной. Солнце стало прогревать мою спину, прикрытую темной резиной гидрокостюма. День уже клонился к вечеру, а я продолжал плавать и нырять.
На глубине 14 метров обнаружил грот с тремя выходами. Для промера глубин в период наблюдательной охоты я всегда пользовался и пользуюсь очень надежным в работе глубиномером мембранного действия «Г-5». Грот обнаружил, когда проплывал над глыбами, заросшими водорослями. Но рассмотреть его внимательно не успел — всплыл на поверхность за новой порцией воздуха. Сразу нырять не стал. Находясь над гротом, решил «привязать» себя к гроту по двум береговым ориентирам. Я вообразил их двумя точками условного треугольника: место пересечения линий треугольника в его вершине — точка моего нахождения.
Место, где я обнаружил грот, было очень удобным для спокойной жизни горбылей. Перед тщательным осмотром грота решил подкрепиться сгущенным молоком. В воде я находился уже около шести часов — не мешало бы отдохнуть, спокойно полежать на поверхности моря. Подкрепившись, я блаженно расслабился на воде, работая только ластами. Самодельная дыхательная трубка сводила сопротивление на вдохе до минимума.
Через 10—15 минут я, почувствовав, что хорошо отдохнул, ушел под воду, чтобы продолжить осмотр грота. Во время отдыха меня снесло течением. Обычно я отдыхаю с закрытыми глазами, и только слух бодрствует, чтобы предупредить о проходящих катерах. Даже в самых пустынных местах подводник не может расслаблять свой слух. На воде и под водой, во время отдыха и в работе он должен вслушиваться в море.
По береговым ориентирам быстро определил точку поверхности моря, под которой находился грот. Сделал несколько глубоких вдохов, полных выдохов и нырнул. Вот и грот. В одном из его рукавов прогуливалась пара непуганых горбылей — крупная самка и самец, поменьше и потемнее. Грот был не очень большой, и горбыли чувствовали себя в нем хозяевами. Я так увлекся наблюдениями, что не обратил внимания на легкое головокружение и нудное жужжание в голове.
Решил сплавать на границу песков, чтобы набрать мелких ракушек для приманки. Знал, что там глубины около 18—20 метров. Организм предупреждал меня об усталости, но я слишком увлекся. Подплыв к пескам, я немного отдохнул. Провентилировал легкие и снова нырнул. На этот раз с большим усилием дошел до грунта. Глубиномер показывал 18 метров. Глубина обычная для тренированного ныряльщика-подводника, но я уже слишком долго был в воде, около восьми часов.

Читать продолжение

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий