Особенность строения крымских берегов

Ялтинская дуга изолирована от других участков побережья, или, как говорят ученые, является замкнутой системой. Мыс Ай-Тодор и мыс Мартьян не пропускают обычно мигрирующий вдоль берега песчаный материал. Ограниченный этими глубоководными мысами ялтинский участок находится на хроническом «голодном пайке». Пополнение наносов в прибрежной части идет в основном за счет разрушения незначительных по протяженности участков незащищенных берегов и выносов двух горных речек, Быстрой и Водопадной. Таким образом, добыча песка — невосполнимая потеря для береговой зоны Ялты.

На крымском берегу«Ну и что? — можете меня вы спросить.— Нужны ли эти пески береговой зоне?» Вопрос резонный.
Исследования позволили сделать категорический вывод: пески служат важным элементом устойчивости крымских берегов.
Если вы решитесь на небольшую подводную экскурсию с аквалангом и начнете свой маршрут от городского ялтинского пляжа, то сможете увидеть интересную смену подводных ландшафтов. За незначительной по ширине зоной галечного пляжа начинаются беспорядочно разбросанные по дну валуны и глыбы, заросшие водорослями и облепленные раковинами мидий. Между ними — небольшие поляны песка и гальки.
Эта сравнительно узкая полоса мелководья с глубинами 3—5 метров оканчивается, как правило, огромным глыбовым навалом. Проплывая над ним, вы вдруг окажетесь на краю пропасти, своеобразным естественным барьером отделяющей зону пляжа от обширной песчаной равнины, постепенно опускающейся до глубин 30—40 метров.
Казалось бы, все хорошо. Если пески отделены от пляжа естественной стенкой, то участия в его развитии они не принимают (именно такие соображения в свое время позволили обосновать допустимость разработки донных песков). Но оказалось, что не так все просто. Глыбовый навал — это не просто естественная граница пляжа и зоны песков. Основная особенность строения крымских берегов — широчайшее распространение оползней, огромных участков, готовых в любой момент сползти в море. Подводный глыбовый навал здесь— своеобразная подпорная стенка, так называемый язык оползня, его подводная подошва. А изъятие песков как бы расчищает дорогу этим неустойчивым массам горных пород, ослабляет подпорную стенку, создает условия для оползней.
Если учесть, что Южный берег Крыма относится к сейсмоопасной зоне, то становится ясно, что поле песка является своеобразной защитной подушкой, сдерживающей движение оползней, необходимым элементом устойчивости крымских берегов.
Помимо того что выборка песка в мелководной части прибрежной зоны способствовала ослаблению берегов, она разрушала очень хрупкие морские экосистемы, нарушала живые природные связи.
Мне приходилось спускаться под воду во время работы грунтососов. На 300 метров от места добычи песков пространство превращалось в мутную водную массу. На расстоянии 70 метров от места добычи вода была черной и фосфоресцировала.
Многочисленные водолазные маршруты, проведенные специалистами-подводниками, позволили выявить подводные продолжения многих оползней, закартировать так называемые валы их выпирания, раскрыть картину распространения донных отложений.
Удалось также вскрыть недостатки традиционных методов исследования морских берегов — драгирования, отбора проб ковшом и других. Но самое главное заключается в том, что детальное изучение динамики берегов позволило найти такие участки подводного берегового склона, где добыча песков возможна без ущерба для побережья. В районе мысов были обнаружены обширные ложбины, по которым пески уходят на глубину и уже не возвращаются в береговую зону. Вот эти районы вполне пригодны для добычи песка, конечно, под контролем специалистов-«береговиков».

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий