Мир воды
Сайт о водных глубинах

Авг5

Нет сил подняться. Часть 2

Когда я пошел под воду, было время прилива. «Вайгач» был отшвартован за рейдовую бочку, установленную вблизи водолазных работ. В это время с юга налетел шквальный ветер, он оборвал швартовы судна, и «Вайгач» начало разворачивать кормой на выход из морского залива. Вот тогда-то меня и сбросило с понтона.
Помогла решительность нашего командира, старого опытного моряка. В нарушение всех водолазных канонов по аварийной тревоге были запущены главные двигатели. Они удерживали спасатель над местом нахождения пострадавшего водолаза. Шланг-сигнал, идущий ко мне, страховали от намотки на винты со спущенной спасательной шлюпки. К «Вайгачу» полным ходом спешили океанский буксир «Водолаз» и водолазный морской бот.
При помощи подошедших судов «Вайгач» опять встал на бочку, а ко мне на помощь пошел водолаз. Но время шло. Борьба с черной глубиной, с холодом отняла у меня последние силы. Всех усилий хватило только на то, чтобы привязать себя сигнальным концом к судоподъемным стропам понтона и объяснить точное место своего нахождения на случай, если порвется шланг-сигнал и не будет прямого ориентира для поиска.
Даже разговор стоил теперь больших физических усилий. Ноги, залитые ледяной водой, потеряли чувствительность (падая на грунт, я зацепился рубахой об изуродованный корпус подводной лодки и порвал ноговицу). Я просил ребят с водолазного поста, чтобы они вели постоянно громкий разговор, а сам молчал, экономя силы, и это помогало находиться в сознании. Шли уже часы, и вот сообщили, что ко мне спускается на выручку водолаз. Он шел с ножом и подводным светильником.

Чудесное спасение

Глаза уловили желтое перемещающееся пятно света — значит, зрение еще не совсем потеряно. Я протянул руку к приближающемуся свету и сказал по телефону, чтобы водолазу дали команду вложить нож в мою руку. Шли секунды, я ждал нож, телефон молчал. Через одну-две минуты услышал глухой голос Петра. Он виновато сообщал, что парень... боится ко мне подходить: увидел в лучах света мое обезображенное лицо за иллюминатором шлема, и его обуял липкий страх.
Страх оказался сильнее... Меня могут спросить: «Разве такие люди бывают среди водолазов?» Я отвечу: «Нет! К концу второго года службы слабый уйдет, и только к концу четвертого года сформируется водолаз. Но и его еще не назовешь в полном смысле слова водолазом-профессионалом. Им становится лишь тот, кто посвятил себя водолазному делу до конца своих дней. Для него закон водолазного братства — святыня. Узы этого братства связывают моих друзей в работе и жизни. Это настоящие парни! Среди них нет трусов и предателей».
Снова меня окутала холодная чернота. Вспышка ярости отняла последние силы. Положив голову на травящий клапан, я закрыл глаза. Прошло еще какое-то время. Кто-то теребил меня за руку. Тело уже не улавливало ни боли, ни холода, но мысль работала. Рядом со мной был водолаз, он передал на поверхность, что я жив. Радостный голос Лапуги сообщил, что меня поднимают по аварийному режиму и что спас меня мичман Михайленко.
...С какой же благодарностью вспоминаю я сейчас Петра Лапугу и мичмана Михайленко! Петр, как и я, был старшиной водолазной станции. Его смуглое, немного скуластое лицо украшали добрые глаза с густыми ресницами. В подвижной спортивной фигуре чувствовались энергия и воля. Петр Лапуга был очень надежным товарищем, обладал молниеносной реакцией и решительностью. А мичман Михайленко мне больше напоминал комиссара гражданской войны, чем водолаза. Твердо знаю: это был один из лучших водолазов Северного флота в годы нашей совместной службы.
Вот какие парни были рядом со мной в мои трудные часы! Я благодарю судьбу за то, что она щедро одаряла меня подобными встречами... Спасенный и в этот раз, я снова встал на ноги. Вернулось и зрение. Правда, под глазами еще долго оставались желто-синие круги, а на белках глаз кровоподтеки. И снова была работа, снова неповторимые встречи с суровым морем.

Автор Моряк, рубрики Первые шаги | Постоянная ссылка | Комментариев нет
Авг5

Первая баротравма

Я прошел полный курс подготовки по программе водолазов-глубоководников. Учился старательно и с отличием выдержал экзамены. И вот мы с группой молодых глубоководников едем к новому месту службы. Наш путь лежал через Украину, Белоруссию, Калининград в приморский город Балтийск. Впереди была самостоятельная работа. Школа водолазов заложила в нас основы профессии, воспитала уважение к морской глубине. Сложная профессиональная подготовка, систематические физические упражнения заставили расстаться с мальчишеской угловатостью и в какой-то степени психологически подготовили к предстоящим трудностям. А они не заставили себя ждать.
Балтийское лето 1957 года не баловало хорошей погодой. Редкие дни радовали ярким солнцем, запахами хвои и скошенных трав, приносимыми ветрами откуда-то с берега. В один из таких дней мы, группа водолазов-глубоководников спасательного судна, выехали на поиск мины. Работы предстояли в зоне пляжа, на небольшой глубине. Прибыли на место утром. Море было спокойным. С хорошим настроением занялись подготовкой к погружениям. Поиск мины не был чем-то особенным. Обычная водолазная работа по ликвидации следов войны.
Первым под воду идти предстояло мне. За шутками при надевании снаряжения никто не заметил, как на горизонте появилась темная туча. По воде дрожью пробежала мелкая рябь. Можно было приостановить работы, но мы были молоды, к тому же водолазы — оптимисты! Одетый в гидрокомбинезон с аппаратом «ИСА-М-48» (индивидуальный спасательный аппарат), с сигнальным концом и грузами на поясе, я ушел под воду.
Неожиданно в момент погружения во мне поселилось какое-то непонятное чувство тревоги. Оно мешало сосредоточиться.
Нет, это не было чувство страха при встрече с «рогатой смертью». Это было что-то другое. Но начался поиск, и чувство тревоги прошло. Я был весь в работе.
На моем сигнальном конце стоял неразговорчивый Женя Левашов. Рядом с ним остальные. С Женей мы не были друзьями, просто товарищи по службе. Он попал на флот годом раньше меня и уже слыл среди флотских водолазов срочной службы неплохим подводником. Этот крепкий коренастый найми, до службы учился в мединституте. Любил водолазное дело, но увлекался не только им. Его любовь к литературе изнывала общее уважение. Женя был остер на язык, и порой его остроты звучали безжалостно. Наверное, поэтому многие его сторонились. На нас, молодое пополнение, он просто не обращал внимания.
Итак, я продолжал поисковые работы. Море постепенно начинало штормить. Работая на небольшой глубине, я уже ощущал движение воды. А затем, как это нередко бывает на Балтике, неожиданно налетел шквал. Море закипело. Меня как щепку таскало по грунту. Одна из волн с силой швырнула на Грунт. Чтобы защитить дыхательный мешок водолазного аппарата, я попытался принять удар на руки, но это не удалось. Руки больно ударились о валун и соскользнули. Незащищенный дыхательный мешок на моей груди принял удар на себя — и кислород под давлением ворвался в легкие.

БаротравмаНе было никаких мгновенных воспоминаний о прожитой жизни. Был колющий удар в грудь и короткая мысль, что это конец. Я потерял сознание.
Женя, почувствовав что-то неладное, сигнальным кодом запросил о самочувствии. Не получив ответа, повторил сигнал. Безрезультатно!
— Ребята, что-то с Володькой случилось! — закричал Женя и стал выбирать сигнальный конец. На помощь подскочили и другие водолазы. Они с таким усердием тащили меня наверх, что, когда подняли из воды, отнесли на сухое место на берегу и разрезали шлем-маску, ужаснулись. Вся моя голова была в шишках и ссадинах. Тонкий резиновый шлем не мог защитить от ударов о камни и грунт, руки кровоточили, а изо рта шла кровавая пена.
Это был тяжелый случай баротравмы легких. Но Женя Левашов не утратил самообладания. Он быстро и профессионально оказал мне первую помощь. Самого расторопного послал к ближайшему телефону вызывать скорую помощь. Оставшиеся водолазы помогали Жене.
Стал приходить в себя. Жгучая боль в груди, удушье, провалы в темноту. Потом увидел свет, услышал голоса друзей, почувствовал соленый морской ветер, дующий в лицо... Женя, друзья водолазы вернули меня к жизни.
И как только пришел в себя, со страхом подумал: неужели никогда больше не смогу погружаться в воду? Но молодость взяла свое. Уже скоро я выписался из госпиталя и вернулся на корабль. Усиленные занятия спортом помогли восстановить здоровье и, вновь пройдя комиссию строгих врачей, я продолжил службу в группе водолазов-глубоководников.
Вспоминая позднее случившееся, я не раз задумывался над причиной охватившей меня неясной тревоги, предчувствием какой-то опасности. Теперь, по прошествии многих лет, я уверен, что меня предупреждало «шестое чувство», интуиция. Уверен потому, что впоследствии она еще не раз давала о себе знать. И выручала меня — ведь, получив внутренний сигнал об опасности, я становился предельно собранным, осмотрительным, внимание мое до крайности обострялось. Наверное, наука еще скажет свое решающее слово об этом замечательном феномене нашей психики.
Автор Моряк, рубрики Первые шаги | Постоянная ссылка | Комментариев нет

Авг5

Первое знакомство с морем

В юности кажется, что нет ничего невыполнимого. И вот летом 1954 года я собрал чемодан с книгами и бельишком и покинул родные места. Выйдя из вагона на перрон южного приморского города, не медля пошел к морю.
Морской простор открылся неожиданно. Как ни готовил я себя к этой встречи, бесконечная аквамариновая даль превзошла мою фантазию. Как зачарованный стоял на берегу, забыв обо всем. Только вечером пустой желудок вернул меня к действительности. Надо было искать и крышу над головой. Трудности не пугали меня. Я уже не представлял свою жизнь без моря.

ВодолазВ Николаевском порту познакомился с водолазами и упросил их спустить меня под воду. Так я впервые увидел подводный мир. Это погружение я помню до сих пор во всех деталях. Помню все ощущения. В мутной воде акватории порта можно было только догадываться о том, что тебя окружает. Обыкновенные сваи причала превращались в моем воображении в мачты затонувшего корабля...
Когда через год меня призвали в армию, я, не раздумывая, попросился в водолазы. С группой новобранцев меня направили на разогретый солнцем Крымский полуостров. Здесь начинало свой нелегкий путь не одно поколение водолазов.
Автор Моряк, рубрики Первые шаги | Постоянная ссылка | Комментариев нет

Авг5

Первые шаги

Запад полыхал огромным костром. Огненно-красный шар солнца погружался в море, расцвечивая темнеющую даль. На землю уже легли длинные тени. Дымка горизонта сглаживала контуры гор.
Сбросив с уставших плеч рюкзаки, мы расположились в неглубокой карстовой воронке. Только что закончились подводные съемки кинофильма. Позади напряженная работа, волнения, споры, удачи и неудачи...

Заход Солнца

Быстро спускается на землю темнота августовской ночи. Потрескивая, горит костер, языки пламени выхватывают из тьмы людей, лежащих на разостланных спальниках. Над нами бездонное звездное небо. Хорошо думается в такую ночь...
— Люди моей профессии — лирики,— слышится негромкий голос опытного водолаза. Мы бываем и вспыльчивы, но никогда не носим камня за пазухой. С нами иногда бывает трудно людям из другой среды. Наверное, мы такие потому, что заглянули в морскую глубину. Мы хотим познать ее, а она испытывает нас, измеряет глубину и силу нашего духа. У каждого из нас был свой путь в глубину...
Верно сказано: у каждого — свой. И мои мысли уносятся в прошлое.
В школьные годы я, как и многие мальчишки, зачитывался приключенческой литературой. Больше всего любил книги о море, о людях морских профессий. Детство мое прошло в деревне, в Ярославской области. Моря я не видел, но со мной жили мечты. Я уходил с книгой в лес и грезил там о море. Когда по крыше избы дробно стучал дождь, любил забираться на сеновал и мысленно уносился в морские просторы.

Автор Моряк, рубрики Первые шаги | Постоянная ссылка | Комментариев нет
июля19

Водолазы сегодня

Сегодня в глубины Мирового океана уходят люди разных профессий, повседневными стали погружения под воду географов, геологов, нефтяников и других специалистов.
Появились новые слова: «аквалангист», «акванавт» (гидронавт), но суть труда подводника не изменилась. Это те же водолазы. Всякое погружение под воду, даже в акваланге, связано с риском, а глубоководный спуск в скафандре был и остается серьезным испытанием всех человеческих качеств — психологических, умственных, физических и нравственных.
Этот сайт рассказывает о нелегком труде водолазов-профессионалов послевоенного поколения. Вместе со всем русским народом они восстанавливали разрушенное войной народное хозяйство. За их плечами подъем затонувших судов. Это они очищали морские акватории от неразорвавшихся мин, бомб, снарядов, строили портовые и гидротехнические сооружения, прокладывали глубоководные коммуникации.
Водолазы поднимали свою «целину» — бескрайние подводные просторы морей и океанов. В период бурного освоения береговой зоны и шельфа, когда перед тысячами специалистов и любителей открылся во многом еще неизвестный мир морских глубин, водолазы обеспечивали и направляли труд геологов, географов, биологов, надевших акваланги.

Аквалангист

Общение с морем формирует человека — его характер, привычки, поведение в экстремальных условиях. Жизненный путь водолаза-профессионала тернист и сложен. Водолазами, как и солдатами, не рождаются. Путь к мастерству лежит через тысячи метров покоренных глубин, порой через тяжелейшую работу, трагические ошибки, гибель товарищей. Море преподает суровые уроки, оно всегда испытывает человека на прочность, на нравственную чистоту, на глубину профессиональных знаний.
Труд водолаза по сути своей коллективен — твоя жизнь на глубине зависит от знаний и моральных качеств товарищей. Именно поэтому среди водолазов нет места эгоистам, трусам и разгильдяям.
В общении с морем совершенствуется не только мастерство подводника, изменяется и само отношение человека к морю, природе. Первоначальное желание покорить враждебную стихию сменяется чувством уважения к ее силе, стремлением познать суть природных процессов. Такая эволюция взглядов на окружающий мир обогащает человека, заставляет задуматься о его месте и роли в контактах с природой.
Среди исследователей морских глубин порой встречаются такие, которые, несмотря ни на что, стремятся покорить природу, подчинить ее себе. Но есть и такие, кто занимают позицию пассивного «доброжелательного» наблюдателя, бездействующего по принципу: «все в природе совершенно, нет ничего лишнего и вредного».
Человеку, познавшему подводный мир, чужд взгляд «покорителя»— слишком наглядны и поучительны бывают отрицательные последствия подобного метода общения с природой. Чужда ему и пассивность стороннего наблюдателя — не из праздного любопытства пришел он в этот таинственный мир. Истинное призвание человека — в познании законов природы, в умелом использовании их на благо обществу. Только тот, кто в полной мере осознал эту истину, становится творцом, настоящим преобразователем природы.
Желание сделать нашу землю опрятной, богатой и гостеприимной движет людьми на трудных дорогах поисков и открытий. Они борются за чистоту природы сегодня, чтобы для будущих поколений она раскрыла дверь в искусный дворец, сохраненный добрыми человеческими руками.
Океан — один из величественных залов нашего земного дворца, древняя колыбель жизни. Только человек, вооруженный знаниями, приобретший навыки пребывания в экстремальных условиях океанической среды, способен по-настоящему открыть и освоить Мировой океан. Очень важно, чтобы молодые исследователи подводного мира переняли от своих предшественников уважение и любовь к трудной и такой нужной профессии водолаза.
Им и адресован этот сайт.

Автор admin, рубрики История | Постоянная ссылка | Комментариев нет