Мир воды
Сайт о водных глубинах

Окт20

В бермудском треугольнике. Часть 2

Наша работа в районе Бермудского треугольника проходила в основном в спокойной обстановке. Нередко мы видели проходящие мимо суда. Здесь проложены довольно оживленные морские пути.
Дважды наши радисты принимали сигнал «SOS». Первый раз это было 30 апреля. Сигнал бедствия давал греческий танкер. На нем загорелась нефть. Катастрофа случилась вне пределов треугольника, гораздо восточнее. Тем не менее, как мы потом узнали, любители сенсаций зачислили и эту катастрофу «в актив» Бермудского треугольника.
Нельзя не вспомнить о курьезном случае, происшедшем несколько лет назад, когда наше научно-исследовательское судно «Академик Курчатов» проводило исследования в Бермудском треугольнике. «Академик Курчатов» зашел в один из американских портов, чтобы пополнить запасы провизии, и там моряки и ученые услышали по радио о своей гибели и о гибели их судна в центре Бермудского треугольника... А дело было вот как: с одного из кораблей увидели торчащую из воды мачту и решили, что это мачта погрузившегося в пучину научно-исследовательского судна. В эфир полетело сообщение о гибели «Академика Курчатова». На самом же деле это была мачта заякоренного буя, на тросе которого океанологи подвесили несколько автоматических приборов — измерителей течений. Таких буев с борта «Академика Курчатова» было поставлено несколько десятков.
Второй сигнал бедствия, принятый радистами «Академика Мстислава Келдыша», был просьбой о помощи яхтсменов, их стремительно увлекал Гольфстрим. Эту яхту вскоре обнаружила с вертолета морская береговая охрана и оказала ей помощь.
Здесь хочется еще напомнить о том, что таинственность Бермудского треугольника со многим связана с Гольфстримом. Сильное течение быстро уносит обломки потерпевших катастрофу самолетов или морских судов из района Бермудского треугольника, рождая иллюзию того, что они бесследно исчезают...
Завершив работы на Бермудском полигоне, «Академик Мстислав Келдыш» направился на юго-восток, чтобы продолжить программу исследований...
Автор Моряк, рубрики Море без лирики | Постоянная ссылка | Комментариев нет

Окт18

В бермудском треугольнике

В конце апреля и в самом начале мая нам предстояло работать в западной части Саргассова моря в районе широко известного Бермудского треугольника. Исследования, проведенные там, должны стать частью большой научной программы, цель которой — разработать физические основы долгосрочного и сверхдолгосрочного прогноза погоды. Известно, что характер погоды на континентах зависит от интенсивности и величины теплообмена между океаном и атмосферой. Наибольшая отдача тепла из океана в атмосферу наблюдается в так называемых энергоактивных зонах Мирового океана. Акватория в центре Бермудского треугольника как раз и относится к таким зонам.
Мы вышли из старинного мексиканского порта Веракрус в Мексиканский залив и направились к Флоридскому проливу. На подступах к проливу произошло ЧП — на винт намотался толстенный нейлоновый канат от рыболовных сетей, неизвестно каким образом попавший на «проезжую часть» оживленного морского пути. Канат зеленый, под цвет воды, дрейфовал на небольшой глубине под поверхностью, и заметить его было невозможно. Опытный аквалангист-штурман Л. Симагин быстро распутал эту подводную ловушку, освободил винт и поднял на палубу в качестве сувенира несколько метров толстого, похожего на питона, каната. «Ну вот, тайны Бермудского треугольника начинаются!» — шутили моряки...
Во Флоридском проливе скорость судна заметно увеличилась. Помогало начинающееся здесь мощное течение Гольфстрим. Оно сильной струей пробивается через пролив, ширина которого между Флоридским полуостровом и Кубой около 50 морских миль. А в самой узкой части этого прохода Гольфстрим захватывает все сечение до дна (глубина здесь около 450 метров).
Обогнув Багамскую банку, «Академик Мстислав Келдыш» вечером 23 апреля вышел в открытый океан. И вскоре мы увидели вытянутые полосы желто-зеленых саргассовых водорослей. Эти водоросли, давшие имя огромной части Атлантического океана,— уникальные, единственные в своем роде крупные растения, приспособившиеся к плавучей жизни. Кустики саргассовых водорослей, похожие на клочки сена, отчетливо выделяются на фоне синей воды. Каждый кустик — отдельный мирок со своими обитателями. В ветвях водорослей находят приют желто-коричневые крабики, моллюски, мелкие рачки, молодь рыб. Здесь же обитает морской клоп-водомерка, перебегающий с водоросли на водоросль на тонких, как нитки, ножках.

Бермудский треугольник

Впервые увидели эти водоросли моряки Колумба, приближаясь к американскому континенту. «...С 16 сентября 1492 года начали замечать множество пучков зеленой травы и, как можно было судить по ее виду, трава эта лишь недавно была оторвана от земли». Пучки «травы», усеянные шариками-поплавками, напоминали морякам Колумба мелкий португальский виноград «саргассо». Вот почему они назвали обширную акваторию Атлантического океана, где в изобилии встречались такие водоросли, Саргассовым морем.
Гипотеза Колумба о том, что саргассовые водоросли оторваны и отнесены от берегов во время шторма, прожила не одно столетие. Однако сейчас известно, что громадные скопления современных саргассовых водорослей вовсе не принесены от берегов. Они родились здесь, на просторах Саргассова моря, у них все признаки роста, размножения и самостоятельной жизни. В результате длительной эволюции водоросли приобрели способность вести плавучий образ жизни. Размножаются они вегетативно.
Саргассово море называют морем без берегов, поскольку это море—часть океана, расположенная между течениями Канарским, Северным пассатным и Гольфстримом. Границы моря очень неопределенны и изменчивы, потому что в зависимости от сезона меняются границы течений.
Здесь происходит гигантский круговорот воды, медленно вращающейся по часовой стрелке. Сколько фантастических историй и легенд связано с этим морем! Вспомните роман Александра Беляева. Остров погибших кораблей. Да и в наши дни совсем недавно, рассказывалось немало былей и небылиц о загадочных явлениях в западной части Саргассова моря — в Бермудском треугольнике. Думается, что теперь уже все непонятные происшествия в Бермудском треугольнике хорошо прокомментированы .
После длительных работ, проведенных экспедицией в Бермудском треугольнике, мы можем высказать и наше мнение об этом районе.
Две недели непрерывно, и на ходу судна и во время его остановок, мы вели метеорологические наблюдения в районе Бермудского треугольника. На «Академике Мстиславе Келдыше» эти работы полностью автоматизированы. Данные датчиков температуры и влажности воздуха, атмосферного давления, скорости и направления ветра подаются на компьютер и сразу же обрабатываются. Впрочем, недоверчивые метеорологи параллельно вели наблюдения с помощью своих традиционных приборов и убедились в полной надежности автоматизированной системы.
Хочется отметить, что в районе Бермудского треугольника резко и быстро меняется погода. Так, например, 1 мая с утра была тихая штилевая погода. Неожиданно задул ветер, в западной части горизонта мы увидели надвигающиеся тучи, услышали раскаты грома. Темная грозовая часть небосвода удивительно четко, совершенно по прямой линии отделялась от безоблачной части. Не берусь судить, насколько обычен для этих мест и с чем связан такой четкий и прямой фронтальный раздел.
Измерения интенсивности прямой солнечной радиации (актинометрические наблюдения), тонкие наблюдения по регистрации пульсаций влажности воздуха, параметров ветра — все это дало возможность получать интересные данные о характере и величине потоков тепла между океаном и атмосферой.
Океанографические наблюдения позволили определить характер теплового взаимодействия океана и атмосферы.
Гидрологическая лаборатория судна оснащена автоматическими измерителями течений, батометрами для сбора проб морской воды с любой заданной глубины, глубоководными термометрами, высокоточными приборами для определения солености морской воды... Словом, исследование, изучение идет одновременно по многим каналам, вся полученная информация сразу же обрабатывается.
Читать продолжение

Автор Моряк, рубрики Море без лирики | Постоянная ссылка | Комментариев нет
Окт15

В кубинских водах

Российско-кубинские экспедиции уже не один год изучают шельф Кубы. Чтобы понять многие процессы, происходящие на шельфе, необходимо исследовать и материковый склон. Особые возможности для таких исследований дают обитаемый и необитаемый подводные аппараты, последний из них имелся на судне.
Приняв в Гаване на борт кубинских океанологов, «Академик Мстислав Келдыш» направился в Юкатанский пролив. Там, в кубинских водах, мы исследовали течения. Оказалось, что в этом районе довольно сильные придонные течения, которые на дне пролива образовали многочисленные борозды и гряды.
К югу от острова Куба наша экспедиция обнаружила крупный тектонический разлом, совпадающий с краем шельфа. Получены новые данные о глубинах и донных осадках.
По просьбе кубинских биологов в глубоком и узком заливе Касонес проведены детальнейшие гидрофизические и гидрохимические исследования. Надо было проверить, есть ли здесь подъем глубинных вод. Там, где глубинные воды, богатые солями поднимаются к поверхности (это явление называется апвеллинг), обычно увеличивается масса растительного планктона в поверхностной толще. К таким океанским «пастбищам» стремятся рачки, а за ними — рыба. Исследования показали, что в заливе Касонес действительно есть, хотя и не очень интенсивный, подъем глубинных вод, стимулирующий увеличение биологической продуктивности.
Автор Моряк, рубрики О профессии | Постоянная ссылка | Комментариев нет

Окт13

Объект наблюдения — головастики

Ранняя весна. Ясных дней все больше. Снег стал рыхлым и потемнел. Канавы и ямы полны талой водой. В мелких прогретых лужах появились лягушки. Можно с уверенностью сказать, что это травяные лягушки. Всю зиму они проводят в спячке где-нибудь на дне водоемов около ключей или незамерзающих стоков и полыней, где лучше условия аэрации. Зимуют все вместе: самцы, самки и молодые. С зимовок травяные лягушки выходят раньше всех других видов, под Москвой обычно в апреле. И почти сразу в водоемах, еще не полностью освободившихся ото льда, можно найти кладки травяных лягушек. Установлено, что икра этого вида выдерживает охлаждение до минус 6 градусов и не теряет способности к развитию.
Кладка травяной лягушки — это комок из 700 — 1400 мелких икринок. Примерно через сутки прозрачные слизистые оболочки их пропитываются водой, набухают, и на поверхности холодной еще воды у самого берега становится видна лягушачья икра. В одном месте нередко образуется огромное скопление икры, отложенной десятками самок.
Внимательно присмотревшись, вы увидите, что каждая икринка состоит из темного яйца и студенистой слизи, которая его окружает. Уже через несколько дней можно заметить изменения во внешнем виде икринки. Яйцо начинает удлиняться, зародыш становится похож на запятую. Обычно на 5—6-й день зародыш начинает двигаться, а на 6—10-й выходит из икринки. К этому времени у него формируются железы, выделяющие фермент, который растворяет оболочки яиц.
У только что вылупившихся головастиков части тела едва обозначены. В это время они еще не способны активно передвигаться и гроздьями висят на пустых оболочках яиц, понемногу подъедая желток, не использованный в яйце во время развития зародыша.
Незадолго до вылупления из яйца у зародышей появляются наружные жабры в виде двух пар небольших отростков по бокам головы. К моменту вылупления развивается третья пара наружных жабр. Наружные жабры — специальные личиночные органы дыхания, они постоянно омываются водой и функционируют на самых ранних стадиях развития личинки, пока не сформировался механизм, нагнетающий воду к внутренним жабрам.
Через несколько дней после вылупления в жизни и строении головастиков происходят серьезные изменения. У них формируется рот и начинают быстро расти зубы. Каждый зуб — это одна видоизмененная эпителиальная клетка. Зубчики быстро изнашиваются и взамен немедленно возникают новые. В этом возрасте головастики становятся настоящими обжорами. Они непрерывно соскабливают различные микроорганизмы с растений, подводных предметов, не брезгуют мертвой рыбкой и даже ослабевшим собратом.

Головастик

Личинки, перешедшие к активному способу питания, начинают также активно двигаться. По внешнему виду они уже значительно отличаются от только что вылупившихся. Тело стало более округлым, хвост удлинился и расширился за счет развития вокруг него прозрачного плавника, превратившись в сильный орган движения. Но не только. В нем появляется мощная сеть капиллярных сосудов, и он становится дополнительным органом дыхания. В это же время вступают в действие внутренние жабры, а наружные быстро исчезают. Это связано, вероятно, с переходом к подвижному образу жизни, при котором наружные жабры становятся более уязвимыми.
Примерно на 20—26-й день появляются одновременно передние и задние конечности. Задние лапки хорошо заметны сразу, а передние долгое время скрыты под жаберной крышкой. Одновременно с появлением конечностей у головастиков формируются внутренние ноздри, гортань и легкие. Еще не скоро головастики выйдут на сушу и станут взрослыми лягушками, а система наземных органов дыхания у них уже развита. В это время они часто поднимаются к поверхности воды и глотают воздух.
Хвост постепенно уменьшается, он как бы тает с краев и укорачивается. Примерно на 50-й день освобождаются, прорывая жаберные крышки, передние конечности. Почти сразу же вслед за этим исчезают жабры. Развитие близко к концу. Маленькие лягушата выбираются на сушу. Хвостик у них еще есть, но совсем короткий, через день-два исчезнет и он.

Автор Моряк, рубрики Первые шаги | Постоянная ссылка | Комментариев нет
Окт11

«Удушение» малых рек

Для малой реки чрезвычайно опасны сточные воды крупных свиноводческих ферм. Нет пока еще таких надежных способов очистки, чтобы после нее сток свинофермы можно было бы спокойно сбрасывать в реку. Поэтому здесь решительно стоит вопрос о том, чтобы совсем не сбрасывать эти сточные воды в реку. Их можно полностью использовать для удобрительного орошения кормовых культур, но для этого рядом должны быть большие земельные угодья. Другой вариант решения этой проблемы — создание на крупных фермах установок по переработке навоза в биогаз и удобрение. Биогаз можно использовать здесь же в хозяйстве как горючее, удобрение тоже всегда нужно.
Улучшить кислородный режим в малых речках, а значит — увеличить их способность к переработке биохимических окисляемых примесей, поступающих со сбросом, помогает искусственная аэрация. Можно использовать пневматические или механические аэраторы. Они были успешно испытаны на реке Невежис (Литва) и на реке Слоценс (Латвия). А можно обойтись и более простыми средствами: постройкой невысокого подпорного сооружения — плотины с переливом. Падающая вода хорошо насыщается кислородом.
Охрана вод малых рек теснейшим образом связана с охраной от загрязнения территории, с которой река собирает свои воды. И тут чаще всего не нужно сложных научных изысканий и проектов, достаточно заботливого, хозяйственного отношения к родной земле. А ведь иной раз бывает, что мусорная свалка на берегу, бочка мазута, опрокинутая нерадивым трактористом в болотце, из которого вытекает река, могут надолго загрязнить воду и убить все живое в речке или озере.
У малой реки способность к самоочищению значительно меньше, чем, скажем, у Волги, Дона или Урала, и механизм самоочищения при перегрузках легко может нарушиться.

Засореная река

На нынешнем этапе, пожалуй, одним из самых важных направлений работы по охране малых рек можно считать создание водоохранных зон на берегах рек и водоемов.
В водоохранную зону, ее ширина от 100 до 300—500 метров, включаются поймы рек, надпойменные террасы, бровки и крутые склоны коренных берегов, овраги и балки, примыкающие к речным долинам. Водоохранная зона вовсе не исключается из хозяйственного использования. Но в ней устанавливается специальный режим, способствующий охране вод. Вдоль берегов должна быть полоса леса или луг шириной от 15 до 100 метров в зависимости от крутизны берега, от характера прилегающих к берегу реки или озера угодий (пашня, сенокос). Что категорически запрещается в прибрежной полосе-так это распашка склонов по берегу, выпас скота, строительство животноводческих комплексов и очистных сооружений, орошение сточными водами, обработка прилегающих полей ядохимикатами и пр. Овраги, примыкающие к водоохранной зоне, должны быть закреплены, чтобы не засоряли, не заиливали водоем, вынесены за пределы зоны все объекты-загрязнители. Родники, питающие реку или озеро, требуют особой охраны — должны быть расчищены, ухожены. Все эти в общем-то несложные меры, не требующие особых затрат, а только общих усилий, общего бережного отношения, помогут сделать малые речки чистыми, полноводными, богатыми рыбой и водоплавающей птицей, хорошим местом отдыха. Важно, чтобы это стало заботой общей, всенародной.

Автор Моряк, рубрики Проблемы воды | Постоянная ссылка | Комментариев нет