Мир воды
Сайт о водных глубинах

Окт9

Надзор за малыми реками

Защита малых рек возложена на органы государственного водного надзора. Проводя паспортизацию малых рек, организуя разработку и реализацию схем охраны вод малых рек, выдавая разрешение на водопользование тем или иным предприятиям, и контролируя, и проверяя, как эти водоемы используются, органы водного надзора тем самым держат под контролем охрану и использование водных ресурсов малых рек.
В случае необходимости они могут принять административные меры воздействия на предприятия, хозяйства, допускающие загрязнение, засорение или нерациональное использование малых рек, протекающих на их территории. А хозяйственные организации обязаны заботиться о сохранении чистоты малых рек, об их полноводности, обязаны выделять на это необходимые средства.
Однако охрана малых рек — дело сложное и многогранное. Успешно справиться с ним можно только общими усилиями, согласованно, не надеясь лишь на административные меры.
Специальное Постановление Министерства РФ, вышедшее в 2006 году «Об усилении охраны малых рек от загрязнения, засорения и истощения и о рациональном использовании их водных ресурсов», нашло самый горячий отклик и у организаций и у широкой общественности. Охрана малых рек обрела характер массового движения, пользующегося поддержкой демократических органов. Так, например, были созданы общественные комитеты, взявшие на себя заботу об охране малых рек, ручьев, родников в бассейнах Десны, Дона, Сухоны, Кубани, Урала, Волги, Северной Двины, Оби. К этому делу подключились все «заинтересованные» стороны. А поскольку в чистой воде заинтересованы буквально все, то никто не может оставаться в стороне.
Во многих областях Волжского бассейна труженики сел, городов, общественные организации решили по примеру Воронежской, Липецкой и Тамбовской областей — инициаторов движения в России за чистоту и сохранность малых рек,— взять на себя заботу о малых реках. И вот основные итоги: в 2003 году качественное состояние вод Волги на всем ее протяжении не претерпело никаких изменений и стабилизировалось. Реки Саратовской области — Тереса, Баланза, Аркадак и Хопер — в результате того, что был значительно уменьшен сброс в них загрязненных сточных вод, были вынесены из водоохранных зон объекты-загрязнители, на многих предприятиях введены водооборотные системы — стали оживать. Так, в реку Чапаевка (Куйбышевской области), которая была известна как одна из самых загрязненных рек (виновник — завод, выпускающий минудобрения), возвратился язь.

Загрязнение рек

В зонах интенсивного хозяйственного развития силами райисполкомов, предприятий, совхозов приводятся в порядок и реконструируются очистные сооружения, канализации. Ведется расчистка прибрежных территорий и русел рек от мусора. В Российской Федерации уже посажены в бассейнах рек многие десятки тысяч гектаров водоохранных лесополос, расчищены тысячи километров русл рек, укреплены берега, построено много защитных дамб, прудов, водохранилищ. В прибалтийских странах успешно эксплуатируется около 3 тысяч надежных малогабаритных очистных сооружений.
Как показывает опыт, все эти меры в короткий срок дают ощутимые результаты: улучшается санитарное состояние и расширяются возможности хозяйственного использования малых рек. Если же создать хорошо продуманную, комплексную систему мероприятий по охране малых рек и действовать по ней, то экологическая, социальная, экономическая эффективность работ возрастет многократно. Заканчивается разработка примерно 130 схем комплексного использования и охраны водных ресурсов малых рек. В них будут учтены многочисленные сложные, порой противоречивые водохозяйственные задачи различных предприятий и хозяйств.
Уже сейчас определились главные направления этой предстоящей работы, ее стратегии, выявились трудности, большие проблемы малых рек.
Ограниченность водных ресурсов малых рек определяет и ограниченность их хозяйственного использования.
Даже при хорошо действующих очистных сооружениях в реку вместе со сточными водами попадает довольно много органических веществ. Это приводит к тому, что в речной воде, особенно в малой реке (сточные воды в ней меньше разбавляются), заметно снижается содержание кислорода, как следствие — гибнут обитатели реки.
Вот почему мы сейчас так остро ставим вопрос о том, чтобы в малые реки резко сократить даже сток очищенных вод. В дальнейшем вопрос встанет о том, чтобы вообще не использовать малые реки в качестве приемников сточных вод. При хорошо отлаженной оборотной системе очищенные сточные воды можно использовать в производстве многократно. Потребление свежей воды резко сократится.

Автор Моряк, рубрики Проблемы воды | Постоянная ссылка | Комментариев нет
Окт7

Реки малые-проблемы большие

Реки теснейшим образом связаны с окружающей средой. Любые нарушения условий существования малых рек сказываются на водном режиме больших рек. Все они требуют к себе особо бережного и внимательного отношения.
Вот основные причины деградации некоторых наших малых рек. Вырубка лесов и неумеренная распашка прилегающих территорий, что приводит к значительному уменьшению поверхностного и подземного грунтового стока воды в реки. Особенно пагубна распашка склонов, балок, оврагов, потому что при этом нарушается эрозионная устойчивость почвы. Значительная ее часть смывается в реки, они заиливаются, мелеют.
Другая очень серьезная причина — загрязнение малых рек сточными водами различных предприятий, сельхозугодий, жилых массивов. В результате пойма становится бесплодной, река мелеет, заиливается, исчезает рыба, и вообще исчезает «речка нашего детства».

Загрязнение рек

Понятно, что отказаться от многих хозяйственных мероприятий, которые так или иначе влияют на режим малых рек, нельзя, но следить за «здоровьем» рек, оберегать их — вполне возможно. И неправильно думать, что идеальная речка с чистой водой, со стайками резвящихся рыбок, с красивыми зелеными берегами — это «дикая» нетронутая речка. Река, как лес, как охотничье угодье, как сенокос на пойме, требует ухода. Предоставленная сама себе, она быстро зарастает, засоряется упавшим лесом. Образуются заморы рыбы, вода загрязняется.
Былая красота и полноводность рек достигалась постоянной заботой о них. На реках строили мельницы, с помощью небольших плотин регулировали уровень воды. Пойму постоянно выкашивали. Вылов рыбы регулировали. Зимой во льду устраивали «продыхи». Словом, человек заботился об охране вод малых рек, как о важном деле. В нынешних условиях, когда так значительно возросла экологическая нагрузка на природу, эти задачи, конечно, стали неизмеримо сложнее. Нужна хорошо продуманная система мер по охране и рациональному использованию поймы реки, ее вод, ее растительного и животного мира.

Автор Моряк, рубрики Проблемы воды | Постоянная ссылка | Комментариев нет
Окт5

Реки

Где вода — там жизнь. Потребность в чистой пресной воде неизменно увеличивается: растут и благоустраиваются села, города — требуется все больше воды; набирают мощь промышленность, сельское хозяйство — их развитие тоже немыслимо без воды. Соответственно растут мощности водопроводной и канализационной сетей, каналы и трубы-водопроводы тянутся к более мощным, полноводным источникам. При этом получилось так, что небольшие речки и ручейки оказались на какое-то время без внимания, без присмотра. Использовались они зачастую не лучшим образом: как приемники все увеличивающегося потока загрязненных, отработанных сточных вод.
По мере того, как во всем мире все острее ощущается ограниченность водных ресурсов, отношение к малым рекам меняется, увеличивается тревога за их состояние.
На нашей планете примерно 1,4 миллиарда кубических километров воды. Моря, океаны, реки, ледники Антарктиды, Гренландии, высокогорные снега Гималаев, Памира, Тянь-Шаня — все это вода! Но из этого огромного количества лишь около 44 тысяч кубических километров приходится на сток рек. А именно эта чистая пресная вода больше всего нужна людям.
Среди рек есть гиганты: Амазонка, Миссисипи, Нил, Ганг, Лена, Енисей, Волга... Одна Амазонка дает шестую часть стока всех рек мира. Но величие большой реки обычно начинается с чуть заметного ручейка, который не сразу углядишь. Мощные реки свою силу черпают от малых истоков и притоков.
На территории нашей страны насчитывается около 150 тысяч малых рек. Малыми принято называть речки длиной от 10 до 200 километров и с площадью водосбора 1—2 тысячи квадратных километров.
Тонкой разветвленной сетью ручьи и малые реки покрывают практически всю территорию страны. Общая протяженность их 3,9 миллиона километров. Они буквально всюду, всегда рядом, и поэтому роль малых рек в нашей жизни так велика.
Около половины суммарного объема речного стока у нас в стране формируется в бассейнах малых рек. В их бассейнах проживает половина городского и 90 процентов сельского населения. Примерно 15—20 процентов общего водозабора на все нужды населения и народного хозяйства приходится на долю малых рек.
Автор Моряк, рубрики Проблемы воды | Постоянная ссылка | Комментариев нет

Сен9

В тропических широтах

Я работал тогда водолазом на научно-исследовательском судне. Программа работ была обширной. Мы проводили комплексные океанологические исследования в тропических водах Тихого океана. В один из дней, когда мы работали в прибрежном мелководье вблизи коралловых островов, со мной приключилась эта история.
Острова лежали в стороне от морских трасс. Наш теплоход встал на якорь на ближнем рейде —так мы назвали место якорной стоянки. Матросы готовили к спуску трап и катера. На одном из них к островам отправится группа ученых для знакомства с растительным и животным миром. Другой катер с водолазным трапом был предназначен для нас, подводников.
Я возглавлял группу из трех человек, на мне лежала ответственность за проведение всех водолазных работ. Наконец-то после долгих недель работы по промеру океанических глубин и отбору глубоководных донных проб пришло время нашей работы. На нас с завистью смотрел весь экипаж судна, а члены экспедиции наперебой предлагали свои услуги. Кому не хотелось погрузиться в воды тропиков! Но право имели только мы трое — я и два младших научных сотрудника, у них были документы водолазов-совместителей. В то время лишь немногие из научных сотрудников отечественных экспедиционных судов имели возможность погружаться под воду.
У коралловых островков нам предстояло поработать не менее недели. Каждый день уходить под воду в таких экзотических местах — большая радость для подводника! Мы должны были собрать подводные коллекции для музеев, интересные виды флоры и фауны — для лабораторных исследований. Интересные, конечно, в научном смысле, но не всегда приятные для нас.
Взято необходимое снаряжение, аварийный запас воды и пищи, ракетницы. Четвертым членом нашего маленького экипажа был моторист Женька — смешливый, разговорчивый парень. В океане полный штиль—ни ветерка, ни ряби на прогретой водной поверхности. Впереди — цепочка коралловых островков. Держим курс к одинокому гребню: метрах в двадцати от него бросаем якорь-кошку. Готовимся к погружению. Надеваем трикотажные костюмы и сверху индивидуальные комбинезоны, сшитые из легкой брезентовой ткани специально для водолазных работ. На голову—резиновые шапочки, на руки — трехпалые самодельные парусиновые краги. Комбинезоны пришиты к ноговицам, так что ноги тоже закрыты тканью. Все это необходимо, чтобы предохранить себя от повреждений об острые известняковые заросли кораллов и от ядовитых укусов обитателей тропических широт.
Вместе с напарником вываливаемся спинами за борт. Ослепительное изобилие красок так удивило меня, что я как бы оцепенел, наблюдая столь сказочный, совершенно незнакомый подводный мир. Рядом со мной, охваченный теми же чувствами, стоял мой напарник. Чтобы поскорее тронуться в путь, я толкнул его в плечо. Он вздрогнул, а потом оживленно зажестикулировал.
Успокоившись, мы пошли на глубину вдоль отвесной стены кораллового рифа. Глубина была незначительной —10—15 метров. За нами, как обычно, тянулись буйрепы, а на поверхности моря плавали яркие буи. Я нес большую сетку-корзину; на поверхность от нее тоже шел буйреп. По буям и по выходящему воздуху за нами следили с катера. Впрочем, с катера отлично видели все наши действия, вода просматривалась до грунта.
Стайки разноцветных рыбок порхали в водорослях. Попадались интересные раковины, их мы сразу помещали в корзину. Как только она наполнялась, ребята поднимали ее на катер, осторожно вынимали содержимое, и корзина снова отправлялась к нам под воду. Мы настолько увлеклись работой, что забыли о времени. Только гудок теплохода напомнил, что пора возвращаться на судно.
На палубе судна было многолюдно. Каждый хотел увидеть наши находки. А мы забрали свое водолазное снаряжение и направились в водолазный пост—так с уважением на теплоходе называли тесную каптерку, оборудованную стеллажами и вешалками для водолазного снаряжения. Без промедления приступили к подготовке снаряжения для работы на завтра.
Автор Моряк, рубрики Море без лирики | Постоянная ссылка | Комментариев нет

Сен8

Знакомство с акулами

На следующий день мы продолжали собирать образцы подводной фауны и флоры. Во второй половине дня мы прошли по десятиметровой глубине вдоль берега и взяли пробы грунта. Теперь нам оставалось провести инженерно-геологические маршрутные исследования до глубины 20—30 метров и сделать несколько биологических станций.
График работ мы опережали и за два дня рассчитывали справиться со всем запланированным комплексом исследований. На третий день ранним тихим утром мы прибыли на точку начала намеченного маршрута. Приступили к работе в том же составе, с хорошим настроением. Условия для работы были идеальными, и мы за несколько часов выполнили дневную норму.
Пока отдыхали и подкреплялись бутербродами, Женька привез очередную партию аппаратов со сжатым воздухом. Сегодня же решили провести еще несколько контрольных геологических маршрутов и сделать две биологические станции на глубинах до 20 метров, и снова я ушел с напарником под воду. Мои напарники менялись, а я работал под водой все время и к вечеру, конечно, изрядно уставал. Но такова работа водолаза.
Солнце клонилось к закату, когда мы приступили ко второй биологической станции. На участке грунта отмерили квадрат, на нем подсчитали всю флору и фауну; результаты заносились в специальный подводный дневник. Записали физические параметры моря над квадратом—его глубину, температуру, прозрачность, цвет и цветопередачу, величину солнечного освещения, скорость течения, степень волнения, замерили углы наклона, а также сделали краткое описание окружающей местности. Осталось последнее—собрать некоторые образцы.
Увлеченный работой, я с раздражением реагировал на сильные рывки, передающие тревогу через буйреп. Объяснив напарнику сигналами, что я поднимусь наверх и вернусь обратно, стал всплывать. Станция была глубоководной, около 30 метров. На поверхности, не разобравшись, высказал товарищам свое недовольство, но мне объяснили, что сигналы тревоги поступили с судна. Требовали немедленно прекратить водолазные работы.
Наверху нас встретили заметно взволнованные товарищи. Не обращая на это внимания, мы спокойно передали в катер все инструменты, приборы, поясные грузы, акваланги. Поднялись по трапу.
— В чем дело, парни? — спросил я.
— Над вами прошла здоровенная акула,— тихо ответил Женька. Всегда шумливый и суетливый, он сейчас сосредоточенно выбирал якорь-кошку.
Я не придал особого значения этому случаю. Когда мы ошвартовались у судна, были уже сумерки, а вскоре опустилась черная, как сажа, ночь.
На совете в кают-компании руководители отрядов доложили о проделанной работе. Начальник экспедиции поблагодарил за работу и предложил прекратить водолазные спуски в связи с появлением акул.
Однако биологи проявили огромный интерес к биологическим станциям и хотели по возможности продолжить подводные работы. Мы их поддержали. И Дед (так все называли между собой начальника экспедиции) разрешил.
Защитного оружия против акул у нас не было, поэтому мы соорудили деревянные дубинки с торчащими на конце гвоздями. Электрические дубинки и другие средства защиты появились позднее, а тогда мы были очень довольны своим изобретением.
Автор Моряк, рубрики Море без лирики | Постоянная ссылка | Комментариев нет