Почему кино?

Заходящее солнце осветило профиль «Головы Екатерины». На фоне темно-синего вечернего неба четко проявились причудливые формы горы Кузнец. Демерджи медленно погружалась в темноту южной ночи. Вот над ближней каменной грядой и зеленью Ангарского перевала повисли редкие фонарики. Их становится больше. Появляются знакомые очертания созвездий.
Бесконечность звездных миров... Кто знает, может быть, где-то там горит и моя звезда. Иногда хочется верить, что ее голубое сияние охраняет тебя на нелегких жизненных дорогах.

Глоток горячего чая
Хорошо выпить чашку крепкого горячего чая перед погружением

Сегодня наш путь лежит в сторону полуострова Тарханкут, западной оконечности Крыма. Позади остался поселок Черноморское. За селом Оленевка мы выехали на уснувшие просторы Тарханкутской степи. Шесть километров быстрой езды по однообразной степной дороге — и открывается бухта Чуча. Все это: море, степь, крутые белые берега, темный ночной купол с большой яркой луной и мерцающими звездами — рождает удивительное состояние души. В такие ночи я не могу спать. В такие ночи становишься лириком. Скрытая где-то в тайнике души радостная тревога возбуждает, с окружающего мира спадает шелуха обыденности и хочется делать по-настоящему нужное дело, нести всем добро. В такие ночи обнаруживаешь в душе, казалось бы, утраченные нити единения с Природой.
...Еще три километра езды вдоль морского берега, и мы прибываем на базу подводных киносъемок «Ялтфильма», в «деревеньку», расположенную на берегу бухты.
«Деревенька»—это десяток палаток, в которых проживают члены нашей экспедиции Госкино, разборный базовый домик для хранения и ремонта киносъемочной и подводной аппаратуры, а в ненастную погоду еще и камбуз и кают-компания, где решаются проблемы настоящего и будущего подводной кинематографии.
К колодцу и морю от палаток бежит светло-серая дорожка. На берегу — два катера нашей флотилии, а на вычищенном и закрытом колодце большой белый щит с надписью: «Не плюй в колодец: вылетит—не поймаешь!»
Нас пять человек. Это водитель автомашины Юрий Никитченко, бородатый, русоволосый парень, считающий себя вполне взрослым человеком — ведь ему уже за двадцать, а ко всему он еще и подводник, так что парень хоть куда.
Вячеслав Леухин — механик съемочной техники, крепыш, влюбленный в свое дело, и, конечно, тоже подводник.
Николай Нарцизов — ассистент оператора подводных киносъемок, механик съемочной техники, подводник. Может даже водить грузовые автомашины, но, если рядом нет шофера, все кюветы принадлежат ему.
Самое главное лицо в нашей экспедиции — оператор подводных съемок Юрий Зеленин, бородатый, русоволосый, с греческим профилем. Очень любит свою работу и огорчается, что не всегда и не все его правильно понимают. Трудная у Юры профессия: у оператора одно мнение о кадре, а у зрителей — много разных. Кто прав? Юра — ищущий художник и тоже подводник, так что экран покажет, сможет ли он разрешить это противоречие.
Ну и я, пятый из прибывших в эту июльскую ночь в палаточную «деревеньку» — водолазный специалист, тоже русоволосый. Почему-то в нашей группе все русоволосые, видимо, для моря это наиболее подходящий цвет, по крайней мере в районе мыса Тарханкут. Возраст мой такой же, как у Юры Зеленина,— за сорок. Юра страдает радикулитом, когда живет в теплой и уютной квартире, а в поле, на подводных съемках, я ни разу не видел его хотя бы с насморком. У меня же городская жизнь убивает все положительные эмоции, а при встрече с природой им становится тесно в клеточках моего неустроенного организма. Вот почему я многие годы участвую в экспедициях.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий