Подо льдом

Так вот, однажды Орлов во время отпуска по просьбе своего друга, начальника участка лесоповала, проводил очистку русла реки от свай разобранного старого моста. В то время в Центральной России еще стояла глубокая осень, а в северные края уже пришла зима с крепкими морозами и леденящей поземкой, гулявшей по застывшим просторам рек. В районе водолазных работ ледяной покров был до полуметра, а сверху лежал плотный наст снега.
Работа подходила к концу, и последнее погружение Орлов решил совершить в автономном снаряжении. Одевшись в гидрокостюм «Садко-2» и подключив аппарат, он прыгнул в майну.
Освободив ходовой конец и дав сигнал о его выборке, Орлов проверил натяжение стального троса, остропленного за сваю. Затем водолаз просигналил наверх, и трактор на берегу вырвал последнюю сваю на этом участке реки.
Перед выходом на поверхность Орлов еще раз внимательно осмотрел участок подводных работ. Все в порядке. Работа закончена. Он хотел дать команду о подъеме, но тут заметил, что сигнальный конец от него идет вниз по направлению течения, майна же, через которую он спустился под воду, находилась вверху против течения. Все стало ясно: неопытный парень, стоявший на обеспечении, упустил сигнальный конец, и течение затащило его под лед. Единственная живая нить, связывающая Марка с внешним миром, оказалась под водой, и помощи ожидать было неоткуда. Наверху не было ни одного водолаза. И сейчас, находясь в ловушке подо льдом, он взвешивал шансы на жизнь.
Длина сигнального конца метров шестьдесят, а расстояние от майны до места его погружения под воду—метров сорок. Видимость в пределах трех метров для реки, покрытой ледяным панцирем, замечательная. У него есть нож и стальная монтировка. Воздуха в аппарате — восемьдесят атмосфер, и, если не подведет легочный автомат, его должно хватить для поиска майны. Он был уверен, что найдет ее и нынешние переживания станут просто неприятными воспоминаниями о холодных водах северной реки.
Сейчас он выберет на себя сигнальный конец и прикрепит его к монтировке, которую вонзит в грунт. Затем он станет подниматься против течения до полной слабины сигнального конца. Потом начнет метр за метром спускаться по течению, совершая подо льдом полукруги, и после каждого маневра будет постепенно выходить на слабину троса. Со временем он обнаружит майну, и все будет в порядке!
Но судьба снова сыграла с ним злую шутку. Выбрав два-три метра сигнала на себя, Марк почувствовал, что конец не идет. Он потянул с силой, но речной зацеп держал крепко. И тогда Марк решился, казалось бы, на безрассудный поступок. Он перерезал сигнальный конец, который стал теперь помехой, и, ритмично, сильно работая ластами, поплыл подо льдом вниз по течению.
В полукилометре от майны, у косогора, три дня назад еще дымилась большая полынья. К ней и устремился водолаз, зная, что поток реки принесет его к заветной цели. Он плыл недалеко от ледяного покрова, отсчитывая секунды, соизмеряя пройденное расстояние со скоростью течения и со своими возможностями. Но в предполагаемом месте полыньи не оказалось, а пористый синевато-белесый лед превратился в прочный темный ледяной панцирь с жутковатым холодным блеском в слабом свете потухающего дня. От этого блеска дрожь пробежала по телу Марка. На какое-то мгновение он растерялся.
Затем порывисто взглянул на манометр акваланга. Стрелка показывала 30 атмосфер. «Как мало осталось!» — с болью подумал Марк.
Нужно было срочно найти выход из, казалось бы, безвыходного положения. И Марк нашел его. Он подплыл к береговой кромке бывшей полыньи, где глубина подо льдом не превышала полутора метров, а лед был не слишком прочным и толстым. Марк встал коленями на грунт, одной рукой уперся в ледяной потолок, а другой при помощи ножа и монтировки стал кромсать ледяное покрывало. В его распоряжении оставалось всего несколько минут. Плотная среда и течение ослабляли силу его ударов, не хватало кислорода. Несколько мгновений он отдыхал, а потом с новой силой яростно вонзал нож в скользкий лед. Еще удар—и нож пробил ловушку. Марк лихорадочно стал расширять отверстие. В висках пульсировала кровь, пот заливал глаза, но, он не замечал этого. Вдруг Марк почувствовал, что воздух кончился. Задыхаясь, он попробовал просунуть голову в расширенное отверстие, но голова не проходила — мешала шлем-маска гидрокостюма. Тогда Марк, оттянув резиновый бандаж, прижимавший шлем к гидрокостюму, перерезал его возле шеи, сорвал шлем и протиснул голову в пробитое отверстие.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий