Подводный скачок температур

Однажды мы проводили работы на кавказском шельфе. Я шел в паре с подводником, имеющим уже немалый опыт погружений на глубины до 40 метров. Был солнечный июльский день, море было ласковым, его спокойная даль скрывалась в дымке испарений, пахло водорослями и хвоей соснового бора. Температура воды была плюс 22 градуса. Настроение у всех отличное. Перебрасываясь шутками, ребята помогали нам одеваться. Подняты руки —сигнал готовности к погружению,—и сопровождающая шлюпка со специальным флагом, предупреждающим о водолазных работах, отошла от берега.
Мы погрузились, взяли заданный курс и начали маршрут. Необходимо было тщательно замерить углы склона круто уходящего в глубину пляжа, отобрать пробы грунта и выявить подводные желоба—продолжения русел ручьев, впадающих в море. Я шел по маршруту первым, между точками отбора проб скорость была приличная, я знал подготовку своего партнера и поэтому интенсивно работал ластами. Буйреп*, закрепленный у меня на поясе и идущий на поверхность к пенопластовому бую, за которым следовала сопровождающая нас шлюпка, натянулся, оказывая значительное сопротивление. Глубинометр показывал 20 метров. Вдруг я ощутил, что температура воды резко упала. Приостановив погружение, я повернулся к своему товарищу, чтобы предупредить его об опасности, но было уже поздно. Мой напарник вошел в слой холодной воды, температурный скачок нанес ему шоковый удар, и он выплюнул загубник изо рта.
Вся трагедия разыгралась у меня на глазах. Удивительно то, что мой товарищ, лишив себя воздуха, не устремился на поверхность, а стал падать на грунт. Видимость была изумительная, я видел очертания сопровождающей шлюпки, солнечные блики проникали к нам на глубину, и тут же — фигура гибнущего человека.

Я метнулся к своему напарнику. Это заняло считанные мгновения. Губы у него были плотно сжаты, глаза закрыты, лицо — белая маска. Правой рукой я сдавил ему горло, пытаясь болевым приемом вывести дыхательные органы из спазменного состояния, а левой рукой пытался вставить в рот загубник дыхательного автомата. Одновременно начал медленный подъем. На глубине 10 метров от поверхности, когда я левой рукой все еще пытался вставить в его рот загубник, а правой поддерживал пострадавшего за талию и сильно щипал бок, пытаясь вернуть его к сознанию, у него изо рта вырвался большой пузырь воздуха, мышцы челюстей обмякли, и мне удалось вставить ему в рот загубник. У самой поверхности он удивленно открыл под полумаской глаза.
Тут от радости я чуть не выпустил его из своих рук, но моя помощь была уже не нужна. Все, кто был на берегу и в шлюпке, почувствовали неладное и окружили нас.

Все обошлось благополучно, только у пострадавшего немного болело горло и остались кровоподтеки на боку. Возможно я переусердствовал, но он на меня не обижался...

Буйреп — в данном случае трос, соединяющий буек с водолазом.

Как же это случилось?

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий