Путь в глубину

Старшиной на нашей водолазной станции был тогда интересный человек, влюбленный в жизнь, хорошо понимавший природу. Мы закончили работу и по водолазному обычаю закрывали экспедицию. Стояла сибирская зима. Над Енисеем гуляла колючая поземка, трещал мороз. Стужа окружала одинокий домик, стоявший на тракторных санях в срединной части широкой заледеневшей реки.
Рядом помещался закрытый навес с брезентовой дверью. Под навесом — большая квадратная майна*, покрытая тонким льдом. По ее краям был уложен сшитый из брусьев лиственницы добротный настил, на котором лежал сложенный металлический водолазный трап, снятый с водолазного бота. Под навесом торчали вмороженные в лед бревна, за которые крепились необходимые для работы под водой концы, в том числе сигнальный, обеспечивающий страховку водолаза. Там же были ручная водолазная лампа и металлическая корзина с водолазными шлангами и трехболтовым шлемом. Короче говоря, каждая вещь под навесом нашла свое место. Чувствовалась рука знающего свое дело человека.
С навесом домик соединяла брезентовая «косынка» — шлюз; через входную дверь он имел прямое сообщение с навесом. В домике было тепло, даже уютно.
За столом сидели четверо крепких мужчин в водолазных свитерах, теплых штанах, в лохматых собачьих унтах. И хотя за окном трещит мороз над Енисеем, он не омрачит веселого застолья. Такое застолье бывает только в мужских экспедициях, когда окончена работа. К своему прощальному столу водолазы специально никогда не готовятся, но у каждого найдется что-нибудь из съестного. Впрочем, главное в этом застолье не напитки и не закуска. Не ради этого мы собрались вместе. Главное в том, что мы хорошо поработали. Проделали вместе тяжелую и опасную работу. Она нас сплотила в дружную семью. И это надо отметить!
В тот вечер за столом мы произносили тосты за дружбу, за то, чтобы удача всегда сопутствовала в делах. До глубокой ночи шутили, смеялись, рассказывали невесть что. Было уже за полночь, когда Марк Орлов, наш старшина, водрузил в центре стола на деревянную подставку большой чайник с ароматным чаем. Чаепитие — кульминация любого экспедиционного застолья. За чаем оживают самые интересные воспоминания. Вот и сейчас, в эту последнюю ночь нашей экспедиции, обычно немногословный Орлов вспомнил давнюю водолазную историю, которая приключилась с ним в тропических водах Тихого океана.
Марк имел за плечами уже солидный водолазный опыт, но отличался скромностью и своеобразной скрытностью характера. О его прошлом мы знали не очень-то много. Расспрашивать его было неудобно, а сам он был неразговорчив. Но все же мне удалось узнать об одном эпизоде из его жизни. И чтобы ты, Сережа, понял, что это за человек, я несколько отвлекусь от основной темы своего рассказа и опишу этот случай.
* Майна—прорубь

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий