Спасения друга ценой своей жизни

— Борис! У нас всего один шанс выручить Виктора. Слушай внимательно, дорога каждая минута! Дай указание подготовить автономное снаряжение, я пойду в нем на помощь Виктору. Сейчас ты выведешь меня из режима, поможешь надеть снаряжение. Действуй четко и быстро, иначе могу не успеть. Как только водолазы подготовят и проверят снаряжение, сразу начинай выводить меня из, режима. Я тебе не приказываю. Я прошу тебя, как друга.
— Но, Володя, ты же погибнешь! Кессонная болезнь пока не брала тебя, но при таком нарушении режима обязательно настигнет. Тебе еще около часа необходимо находиться на режиме. Ты можешь не успеть погрузиться под воду.
— Вот поэтому я и прошу тебя четко организовать мое погружение. Не сомневайся! Ты на моем месте поступил бы так же.
— ...Ну что ж, я понял тебя. Все будет так, как ты сказал,— процедил Борис упавшим голосом.

Спасение друга

Через некоторое время Борис сообщил Владимиру, что снаряжение подготовлено, и начал выводить его из режима. Он открыл выпускной клапан камерного отсека. Воздух с шипением начал выходить из камеры. Минуты через три люк камеры был открыт, и оттуда вышел Корнев. Он молча взял водолазный журнал, сделал в нем короткую запись, затем быстро надел снаряжение и тщательно подогнал его. Сигнальный капроновый конец закрепил не на поясе, а на кисти левой руки. В правую руку взял нож.
Команда бота и водолазы застыли в суровом молчании. Владимир оглядел всех, улыбнулся и обратился к Борису:
— Не сообщай Виктору, что я иду на помощь. В нашей работе всякое бывает.
И прыгнул за борт...
Он быстро погружался рядом со шланг-сигналом Виктора, с палубы бота травили его сигнальный конец, обеспечивая постоянную слабину. Вода холодными струями проникала под гидрокостюм, обжигала полуобнаженное лицо и кисти рук. О чем думал Володя в эти минуты? Наверное, все его мысли были уже там, на глубине, где был Виктор. Володя не обращал внимания на всевозрастающую с погружением нагрузку. Перед ним была одна цель—спасти друга. И он шел к ней, презирая смерть.
...Традиционный хлопок по шлему был настолько неожиданным для Виктора, что он вздрогнул, не поверив сперва в его реальность. «Володя, ты же погубил себя!» — крикнул он. Этот крик из динамика долетел до палубы бота, и только теперь водолазы по-настоящему осознали то, на что пошел Корнев.
Усталым движением Володя снял петлю сигнала со своей руки и надел ее на талию Виктора. Обрезал зажатый трубопроводом сигнал, который тотчас исчез во мраке. Сигнал, надетый на друга и закрепленный, прочен, он выдержит необходимые нагрузки. Затем Володя знаком попросил Виктора хорошо провентилировать скафандр. После этого дал сигнал тревоги на бот и, когда увидел, что сигнальный конец выбирается, непослушными, онемевшими от холода руками с трудом обрезал натянутые струной телефонный кабель и воздушный шланг, идущие к шлему Виктора.
Попытка связаться с Виктором единой связкой не удалась, и Володя не стал терять драгоценное время на повторную попытку. Корнев знал, что воздуха в скафандре хватит Виктору на пять-шесть минут. Этого достаточно, чтобы быстро поднять его на поверхность.
Виктора поднимали из глубины, а Корнев сопровождал его, страхуя своего друга. Уже видна нижняя балясина декомпрессионной беседки. Водолазы поднимались, но в движениях Корнева уже чувствовалась скованность. Неожиданно его сильное тело откинулось назад, голова запрокинулась, прекратилась работа ног. Это «кессонка» молниеносно парализовала его суставы. И Володя Корнев с крепко зажатым в вытянутой вдоль туловища руке ножом стал медленно погружаться в темную холодную глубину. Течение стало сносить его в открытое море.
Саша Александров, наблюдавший с декомпрессионной беседки за выходом водолазов, метнулся на помощь Корневу, когда увидел, что с ним творится что-то неладное. Но громоздкое, тяжелое снаряжение слишком связывало его движения. «Быстрее поднимать Виктора!» —приказал Борис и прыгнул за борт. Но его нырок без ласт, в одежде, оказался бесполезным. Тело Владимира Корнева скрылось в глубине моря.
С низко опущенной головой Борис тяжело поднимался по трапу, и трудно было понять—то ли горькие слезы, то ли соленые капли жестокого моря текли по его щекам.
Водолазный бот снялся с «бочки» и с приспущенным флагом под звуки сирены описал несколько кругов над местом гибели отважного водолаза. Поиск Корнева ничего не дал. Море не отдало его тела.
С тех пор все водолазные суда, проходящие над местом гибели Владимира Корнева, приспускают флаги, и море слушает протяжный вой сирен…

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий