У страха глаза велики

Отдохнув, я надел другой аппарат, взял термометр и снова нырнул в воду — необходимо было измерить перепад температур. Выяснилось, что на глубине 20 метров температура воды была 18 градусов, а на глубине 22 метра уже 9 градусов! Суровое испытание для подводника!
Неожиданный случай не «сломал» моего друга. Он стал более собранным и впоследствии утвердился как опытный геолог-подводник. А через месяц произошел совсем иной случай.
Мы в паре с техником-геологом заканчивали свой подводный маршрут. Вели описание последней точки на глубине 42 метров. При спокойном море, особенно когда долго не бывает штормов, видимость под водой на таких глубинах хорошая. Солнечные лучи проникали даже на глубину 42 метров.

Встреча с акулами

Неожиданно над нами проплыли две вытянутые тени, я поднял голову и увидел крупных катранов, черноморских акул. Их красивые формы в свободном плавании всегда вызывают восхищение. А кошачьи повадки, гибкие движения сильных тел, плывущих по замкнутому, медленно сужающемуся кругу, напоминают о родстве этих безобидных для подводника существ с их большими и кровожадными собратьями.
Но на моего напарника проплывающие тени произвели совсем иное впечатление. Испуг заставил его устремиться к поверхности. Я «включил» полную скорость и устремился вдогонку. К счастью, моя спортивная подготовка была выше, и я догнал его уже в 10 метрах от грунта. Спокойно прижал его грудь к своей и стал не спеша выходить с ним на поверхность. Он крепко держал меня за пояс, даже в воде я чувствовал его дрожь. Испуг настолько цепко взял его в свои руки, что он забыл об опасности, подстерегающей любого подводника при быстром всплытии. Он устремился к поверхности с большой глубины, плотно сжав загубник — баротравма легких могла быть неминуема.
Человеческие легкие не могут выдержать давления быстро расширяющихся газов при резком всплытии подводника, а тем более с глубины 40 метров. Если вдохнуть сжатый воздух полной грудью даже на глубине 5 метров и, затаив дыхание, всплыть на поверхность, то баротравма легких обеспечена. Известны случаи баротравм, полученных даже на самой поверхности.
Итак, мы медленно продолжали всплытие. Товарищ рядом со мной немного успокоился, но цепкие руки не отпускали меня, пока я не вышел с ним в обнимку на берег. Я понимал его состояние и поэтому не сопротивлялся. Странно мы выглядели со стороны, когда выходили на берег. Ребятам я дал сигнал, и они все поняли.

У страха, как известно, свои законы, и иной раз к ним нужно относиться с пониманием, мягко, а мой напарник заслужил к себе уважение честным признанием в своем испуге. Но он не сумел победить себя — взял расчет и перешел на другую работу.
Он продолжает жить и работать близко от моря, но море стало для него далеким. Страх надломил его, лишил любимого дела, но не сломал. Он остался хорошим человеком, и я буду рад, если узнаю, что он поборол страх глубины и опять вернулся к работе геолога-подводника.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий