Я не умру!

Марк очнулся оттого, что кто-то дышал ему в лицо. Медленно открыв глаза, он увидел лохматую волчью морду. Ослабевшей рукой он сжал нож и ударил волка. Зверь отскочил. Слабый удар тупым ножом не причинил ему вреда, а только отпугнул. Теперь волк держался на расстоянии.
Смертельная опасность вновь испытывала Марка. Но теперь он ни за что не сдастся. Марк перевернулся на живот, встал на четвереньки и с большим трудом поднялся во весь рост. Шатаясь, медленно побрел по льду реки туда, где, по его понятию, должны были быть его товарищи.
Он спотыкался и падал, но тут же вставал и продолжал идти. Он знал, что если упадет и потеряет сознание, то это конец. Волк неотступно следовал за ним и ждал этого. Небо прояснело. Ветер утих. Снежная равнина реки искрилась. Мороз холодил в жилах кровь, сковывал движения. Все чаще в голове Марка стали возникать далекие звоны, сопровождающие провалы памяти. И тогда снег, сверкающий холодной сталью булатного клинка, мутнел и ускоренно вращался. Марк падал, но поднимался. И опять брел, превозмогая нечеловеческие муки.
Вскоре он увидел, как в тумане, светящееся пятнышко. Марк долго всматривался в него, напрягая зрение. И вот он уже различил знакомый силуэт домика с небольшим одиноким светящимся оконцем. До него было не больше ста метров, но как далеко это было сейчас для Марка! Спазм счастья сдавил его горло. Нет, теперь, когда желанная цель уже видна, он должен дойти, доползти. И он шел, полз и наконец на последнем рывке ввалился в распахнутую настежь дверь.
Этот мужественный человек, сплотивший наш небольшой отряд в дружную семью, был средних лет, с пышной шевелюрой русых волос, с седыми висками, волевыми чертами лица. Широкие плечи и узкая талия подчеркивали мужскую красоту. Руки его были, пожалуй, немного длинноваты, с крупными смуглыми веснушчатыми кистями. Голос был негромким. Рассказывая, он как бы взвешивал каждое слово.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.