Живительный и убийственный воздух

На подводных тропах водолаза подстерегает масса опасностей, и, пожалуй, главная среди них — глубина, давление воды. Человек дышит животворным «газовым коктейлем» — воздухом, но при возрастании давления каждый компонент этого «коктейля» начинает проявлять новые и, как правило, вредные для организма свойства. Поэтому спуски на большие глубины на сжатом воздухе сопряжены с немалым риском и проводятся не часто. Азот — один из основных компонентов воздуха—на глубинах 40—60 метров начинает оказывать на человека действие, сходное с алкогольным опьянением. И не зря говорят об азотном наркозе, азотном опьянении — у водолаза нарушается критическое мышление, появляется беззаботное отношение к своей жизни, он совершает нелепые и опасные поступки.

Кессонная болезнь

Наркотическое действие азота изучено еще недостаточно хорошо. Возможно, что глубинное опьянение — результат совместного влияния азота, кислорода и углекислого газа, в избытке растворенных в крови при повышенном давлении. Влияние глубины на водолаза проявляется строго индивидуально. Мне приходилось работать на сжатом воздухе на глубинах 80—90 метров, и я не испытывал сильного возбуждения, да и товарищи, обеспечивающие мои погружения и поддерживающие со мной телефонную связь, также не отмечали у меня каких-либо изменений, мешающих выполнению работы. Но мне неоднократно приходилось встречаться со случаями азотного опьянения водолазов.
Только внимательное обеспечение спусков позволяло своевременно выявить это страшное состояние и предотвратить несчастье. Одни водолазы после хорошей вентиляции скафандра избавлялись от азотного опьянения и продолжали работу под водой, других приходилось поднимать на поверхность. Трагических случаев в моей практике, к счастью, не было, но я уверен, что азотная опасность—одно из серьезных осложнений, выпадающих на долю водолаза-профессионала, и справиться тут может лишь хорошо подготовленный специалист.
Если водолаз испытывает азотный наркоз на глубине, то кессонная декомпрессионная болезнь подстерегает его у поверхности. Люди впервые столкнулись с этой болезнью на строительстве Бруклинского моста, где землекопы рыли выемки для мостовых устоев в шахтах (кессонах) со сжатым воздухом.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий