Знакомство с акулами

На следующий день мы продолжали собирать образцы подводной фауны и флоры. Во второй половине дня мы прошли по десятиметровой глубине вдоль берега и взяли пробы грунта. Теперь нам оставалось провести инженерно-геологические маршрутные исследования до глубины 20—30 метров и сделать несколько биологических станций.
График работ мы опережали и за два дня рассчитывали справиться со всем запланированным комплексом исследований. На третий день ранним тихим утром мы прибыли на точку начала намеченного маршрута. Приступили к работе в том же составе, с хорошим настроением. Условия для работы были идеальными, и мы за несколько часов выполнили дневную норму.
Пока отдыхали и подкреплялись бутербродами, Женька привез очередную партию аппаратов со сжатым воздухом. Сегодня же решили провести еще несколько контрольных геологических маршрутов и сделать две биологические станции на глубинах до 20 метров, и снова я ушел с напарником под воду. Мои напарники менялись, а я работал под водой все время и к вечеру, конечно, изрядно уставал. Но такова работа водолаза.
Солнце клонилось к закату, когда мы приступили ко второй биологической станции. На участке грунта отмерили квадрат, на нем подсчитали всю флору и фауну; результаты заносились в специальный подводный дневник. Записали физические параметры моря над квадратом—его глубину, температуру, прозрачность, цвет и цветопередачу, величину солнечного освещения, скорость течения, степень волнения, замерили углы наклона, а также сделали краткое описание окружающей местности. Осталось последнее—собрать некоторые образцы.
Увлеченный работой, я с раздражением реагировал на сильные рывки, передающие тревогу через буйреп. Объяснив напарнику сигналами, что я поднимусь наверх и вернусь обратно, стал всплывать. Станция была глубоководной, около 30 метров. На поверхности, не разобравшись, высказал товарищам свое недовольство, но мне объяснили, что сигналы тревоги поступили с судна. Требовали немедленно прекратить водолазные работы.
Наверху нас встретили заметно взволнованные товарищи. Не обращая на это внимания, мы спокойно передали в катер все инструменты, приборы, поясные грузы, акваланги. Поднялись по трапу.
— В чем дело, парни? — спросил я.
— Над вами прошла здоровенная акула,— тихо ответил Женька. Всегда шумливый и суетливый, он сейчас сосредоточенно выбирал якорь-кошку.
Я не придал особого значения этому случаю. Когда мы ошвартовались у судна, были уже сумерки, а вскоре опустилась черная, как сажа, ночь.
На совете в кают-компании руководители отрядов доложили о проделанной работе. Начальник экспедиции поблагодарил за работу и предложил прекратить водолазные спуски в связи с появлением акул.
Однако биологи проявили огромный интерес к биологическим станциям и хотели по возможности продолжить подводные работы. Мы их поддержали. И Дед (так все называли между собой начальника экспедиции) разрешил.
Защитного оружия против акул у нас не было, поэтому мы соорудили деревянные дубинки с торчащими на конце гвоздями. Электрические дубинки и другие средства защиты появились позднее, а тогда мы были очень довольны своим изобретением.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий